последнее изменение страницы 22.02.2017

ООО =РЕАЛ= центр ФИТОАРОМАТЕРАПИИ, КОНТАКТЫ
 
 

ДЕБУ К. И. - Мыловарение




Мыло представляет собою натровую или калийную соль тех кислот, которые находятся в разнообразных жирах и жирных маслах, т. е. по преимуществу кислот стеариновой, пальмитиновой и олеиновой. Действие мыла основано на том, что средние натровые или калийные соли вышеназванных кислот при действии на них избытка воды распадаются на кислые соли и свободную щелочь. Свободная щелочь растворяет жиры и другие органические вещества, а кислая соль обладает способностью давать с мылом пену, которая механически счищает приставшие к отмываемым предметам частицы грязи: они прилипают к вязкой мыльной пене и вместе с нею снимаются.

Материалом для мыловарения могут служить все вещества, содержащие вышеупомянутые кислоты, а таковыми являются все животные и растительные жиры и жирные масла.

Из животных жиров или, как их чаще называют, различных сортов сала следует упомянуть сало баранье, лошадиное, говяжье и свиное.

Из растительных жиров всего более на варку мыла идет кокосовое масло, получаемое из плодов кокосовой пальмы — кокосовых орехов. Из других растительных масел в мыловарении применяется масло касторовое.

Всего чаще, и это вовсе не в целях фальсификации, хотя этим и удешевляется производство мыла, к салу или другому жиру, при выделке из них мыла, примешивают канифоли. Канифоль обладает способностью омыляться едкими щелочами, и получающиеся при этом соединения до известной степени имеют свойства истинного мыла, отличающегося к тому же большею мягкостью. Прибавка канифоли к салу и производится с тою целью, чтобы смешением мягкого канифольного мыла с твердым сальным получить продукт не твердый и хрупкий (таково чистое сальное мыло). Кроме того, канифоль окрашивает мыло в желтый цвет и скрашивает его внешность. Ha пуд сала канифоли можно брать от 8 до 16 ф., но не больше, ибо иначе мыло получится слишком мягким, смолистым и буреющим при высыхании. Коэффициент омыления канифоли равен приблизительно сальному, что очень упрощает всякого рода изменения в рецептах; везде сало (до указанного предела) может быть заменяемо канифолью фунт на фунт.

Наконец, к мылу прибавляют различного рода краски (как минеральные, так и анилиновые) и пахучие вещества. Всего чаще, даже самые простые сорта мыла душатся нитробензолом, обладающим запахом близким к запаху горького миндаля.

Наконец, к мылу прибавляется целый ряд так называемых «наливных веществ». Это такие вещества, которые увеличивают вес мыла, но не обладают никакой моющей способностью и в лучшем случае только безвредны. Прибавление всех этих веществ с полною справедливостью можно назвать фальсификацией мыла, но она так общепринята, цены, благодаря ей, на мыло так сбиты, что обойтись без нее мыловару нет положительно никакой возможности.

Большинство наливных веществ не только увеличивает вес мыла своим весом, но позволяет мылу удержать, оставаясь твердым, значительно больше, чем мыло способно само по себе, — воды. С помощью наливных веществ можно в некоторых случаях получить мыло с выходом в 400% (считая на взятое сало).

Чаще всего применяемым и наиболее выгодным для налива веществом является так называемое натуральное жидкое или растворимое стекло или, как его мыловары часто прямо называют, силикат.

Несколько худшие результаты в смысле увеличения «налива» дает тальк.

Во всех жирах и жирных маслах кислоты, натровая или калийная соль которых представляет мыло, находятся не в свободном состояния, а связаны с глицерином. Задача мыловара эту связь жирных кислот с глицерином разрушить и получить для кислот натровые или калийные соли. Соединение кислот с глицерином разрушается весьма разнообразными способами, между прочим, нагреванием с перегретым водяным паром, но в мыловарении оно всегда соединяется с получением самого мыла, т. е. солей жирных кислот, и производится исключительно действием натронных или калиевых щелочей, которые являются, таким образом, наряду с жирами, основными материалами мыловаренного производства.

Из щелочей всего чаще в мыловаренном производстве применяется так называемая каустическая сода, состоящая главным образом из едкого натра и небольшого количества углекислого и сернокислого натра и воды. По внешнему виду каустическая сода представляет белую кристаллическую массу, сильно на воздухе притягивающую влажность и расплывающуюся в полумягкую кашицу. Продается каустическая сода упакованной в герметически закупоренной железной посуде количествами около 16-20 пудов. Ha мелких заводах иногда покупной щелок заменяют приготовляемым кустарным способом из золы (всякая зола содержит некоторое количество поташа, но особенно им богата зола некоторых растений, напр., стеблей подсолнечника, гречишной соломы, лебеды, крапивы, жмых (макух) различных масличных семян и т. д.). Чтобы приготовить из золы щелок, приходится прежде всего выщелочить (извлечь) из нее поташ. Для этого поступают так: берется кадка с провернутым сбоку, около самого дна, отверстием. Кадка может быть любой величины в зависимости от количества перерабатываемой золы. Ha дно кадки кладется два бруска, и на них утверждается второе дырчатое или решетчатое дно, на которое расстилается грубое и не слишком частое полотно, а на него кладется слои соломы, по возможности равномерно распределяемой по всему дну. Ha солому сверху насыпают золу и наполняют ею всю кадку до верха. Сверху в золе проделывают лунку (углубление) и заполняют ее соломой. Затем на эту солому льют воду, пока вся зола не смокнет, и вода не начнет выступать над нею.

Налитая вода растворяет заключающийся в золе поташ, а раствор его проходит сквозь слой соломы и холст, не пропускающие не растворяющуюся в воде часть золы в нижнюю часть кадки, под дно и отсюда выливается через отверстие в поставленную посуду.

Роль соломы, которой заполняют лунку сверху золы, — более совершенно распределять по золе наливаемую воду и не позволять ей размывать золу, а проделывать в ней сквозные ходы. Того же можно достичь, не заполняя кадку золой до самого верха и наливая воду сквозь густое полотно, которым кадка затягивается сверху.

Если просачивание воды через золу происходило достаточно медленно, то одного налива воды для получения раствора поташа бывает вполне достаточно; если же просачивание (вследствие того, что зола очень крупна и неплотно лежит в кадке, или вследствие слишком малого слоя соломы и слишком редкого холста на дне кадки) идет очень быстро, то приходится наливание повторить. При этом раствор поташа получается чересчур слабый, и надо по возможности вести дело так, чтобы этого не было. Bo всяком случае, если просачивание воды и не шло слишком быстро, налив повторяют, но собирают его затем из отверстия бочки отдельно и употребляют вместо чистой воды для выщелачивания следующей порции золы. Воду для выщелачивания лучше брать горячую.

Полученный раствор поташа в зависимости от того, какого рода была взята зола, и как велось ее выщелачивание, получается различной крепости. Надо поэтому каждый раз эту крепость определять, для чего можно поступать так: берут определенную меру раствора поташа (небольшое ведерко, черпак и т. п.), выливают в небольшой котелок и нагревают на плите до тех пор, пока вся вода не выкипит, а на дне котелка не останется твердый поташ. Свесив котелок до вливания в него раствора поташа и вместе с оставшимся в нем твердым остатком, будем из разности этих двух весов иметь вес поташа в определенном объеме (нашем ведерке, черпаке и т. п.). Перемерив весь имеющийся у нас раствор поташа, легко определить и все заключающееся в нем количество этого последнего.

Затем из расчета 20 фунт. извести на 1 пуд. поташа, прибавляют к полученному раствору поташа негашеной извести; известь превращается в мел (осадок), а поташ дает едкую щелочь, остающуюся в растворе.

Можно приготовлять калийный щелок и иначе: золу просевают для отделения угля и прочих примесей и на чистом полу, всего лучше каменном, ссыпают в кучу. Кучу эту поливают водою и старательно перелопачивают, пока вся зола не сделается сырою, и все комья не рассыпятся. Тогда золу сгребают в возможно высокую конусообразную кучу, в середине ее выделывают яму, кладут в нее некоторое количество негашеной извести, покрывают ее опять той же мокрой золой и снова сверху поливают водою, чтобы погасить известь, причем поливку эту производят непременно из лейки с ситечком или через мелкое решето. Подождав некоторое время, пока известь погасится и рассыплется в порошок, всю кучу перелопачивают, тщательно смешивая золу с известью. Смесь эту затем высыпают в зольник (так называется выше описанная нами кадка с двойным дном) и выщелачивают совершено также, как уже нами было описано, водою. При этом сразу получается уже раствор едкого калийного щелока, а не поташа. Извести для такой обработки золы надо брать около 20 фун. на два четверика золы.

Ha казанских заводах готовится щелок из золы так называемого шадрика, получаемого из лесистых мест, где много вязового или осинового леса. Шадрик в лесах готовится так: бревна складываются в высокую клетку и зажигаются сверху. Верхние бревна выпускают из себя жидкость,— она стекает на золу и спекает ее в огромные, хотя ноздреватые, но крепкие куски — самосад.

Самосад богат поташом. Ha том же месте, с которого собрана зола, кладут новую клетку; первый ряд ее выстилается тонким пластом соломы; на солому кладется нетолстый ровный слой намоченной золы. Сверху этого опять два ряда бревен, один ряд поперечный, другой продольный, потом опять зола, опять бревна и т. д. Зажигают опять сверху. Полученная зола идет снова на перестилку между бревнами. При этом и получается — самосад — шадрик.

Из самосада — шадрика щелок готовится одним из вышеописанных нами способов.

Для омыления сала или масла надо брать определенное количество щелока, как раз такое, чтобы с одной стороны весь жир без остатка был разложен или, как говорят, обмылен, а с другой стороны не осталось избытка щелока, который сделает мыло слишком едким. Правильный расчет количества щелока может быть сделан только тогда, когда будет известно с одной стороны, сколько его идет на омыление данного жира, а с другой стороны, какова крепость применяемого щелока (щелок в мыловарении применяется всегда в виде раствора). Количество щелока идущего на обмыливание, зависит от состава жира и так как щелок тратится на: 1) нейтрализацию свободных, имеющихся в жире кислот и 2) на разрушение сложных эфиров глицерина и связывание выделившихся при этом кислот в виде солей, — то для каждого жирового материала приходится определять его коэффициент обмыливания и. кислотности, т. е. то число миллиграммов едкого кали, которое необходимо для нейтрализации свободных кислот и обмыливание одного грамма жира. Для этого грамм жира кипятят с избытком спиртового раствора едкого кали известного титра (не ниже 0,030) и затем титруют соляной кислотой (титр около 0,020) не вошедший в реакцию остаток щелочи. Подробности титрования см. т. 1, стр. 336. Индикатором служит фенолфталеин. С другой стороны титрованием той же соляной кислотой можно определить и точное содержание едкого натра в имеющемся щелоке. Имея в руках эти данные, нетрудно затем произвести расчет, сколько надо взять щелока на фунт или пуд. жира.

Омыление жиров щелочью приходится производить по большей части при нагревании, поэтому главным и почти единственным аппаратом для мыловарения является мыловаренный котел. Небольшое количество мыла можно сварить в обыкновенном чугунном котелке или дома в горшке, на чугунной или железной печке, на плите или прямо на костре, поставив котелок на кирпичи или на железный таган. Для сколько-нибудь значительной варки мыла следует устраивать особый котел. Рис. 1 и 2 представляют в разрезе печь с вмазанным в нее котлом, а для удобства работы печь выкладывается так, чтобы топка пришлась ниже пола, в особом для этого выделанном подполье. Верх котла тогда находится невысоко над полом, и в него удобно задавать материалы, а также следить за ходом процесса варки мыла. Устройство печи и способ установки в ней котла хорошо понятен из разреза (рис. 1 и 2) и никаких дополнительных пояснений не требует. Плита 3—3 (рис. 2) делается не во всю длину печки: она не доходит до задней стенки печки, так чтобы над плитою сверху, кругом котла, шла дымовая труба. Таким образом, огонь не только накаляет плиту, но и сверху нагревает боковые стенки котла. Удобнее сделать в печке заслонку, чтобы ею можно было то открывать, то закрывать. Котел для варки мыла всегда составляют из двух частей. Нижняя часть котла, подвергающаяся действию пара, делается клепаной из железа, а верхняя (настав или наделка) из дерева.

В общежитии различаются сорта мыла: мраморное, миндальное, глицериновое и т. д., причем различие между ними основано исключительно на внешних признаках — окраске, запахе и т. п. С технической точки зрения мыла можно различать или по тем жирам, из которых они приготовлены, или по присутствию или отсутствию других веществ, главным образом канифоли и веществ наливных, наконец, или, по способу приготовления мыла. Мыла будут с этой точки зрения: сальные, кокосовые, канифольные, наливные и т. п. По способу варки можно все мыла разделить на три класса: мыла клеевые, ядровые и холодные, или химические.

Клеевые и ядровые мыла отличаются от холодных по способу получения тем, что первые готовятся при нагревании (варятся), а вторые приготовляются омылением жира на холоду (без варки). Для первых двух родов мыла поэтому можно брать какого угодно состава смеси любых жиров, а для последнего главной составною частью смеси жиров должны быть жиры, омыляющиеся щелоком на холоду, т. е. по преимуществу кокосовое масло. Ядровое мыло будет сверх того отличаться и от клеевого и от холодного, тем, что оно представляет собою натровую соль жирных кислот, отделенную от глицерина, освободившегося из жира при его омылении, и от большей части воде, вводившейся в реакцию омыления. Ядровое мыло будет наиболее чистым, наиболее, если можно так сказать, истинным мылом. В мыле клеевом и холодном заключается всегда весь или (в клеевом) почти весь глицерин и вся вода (холодное мыло) или большая ее часть (мыло клеевое).

Клеевое мыло кроме того может быть как натронным (твердым), так и калийным (жидким), а мыла ядровое и холодное бывают только натронными. (Холодное мыло может, впрочем, быть и калийным; только этим способом не принято готовить этот сорт мыла).

Клеевое мыло. Для варки этого мыла могут быть употреблены жиры: говяжий, бараний, свиной и костяной и масла: кокосовое, пальмовое, подсолнечное и льняное; жир при этом берется в смеси с канифолью и кроме того в мыло прибавляются наливные вещества: тальк и жидкое стекло.

Существует два способа варки клеевого мыла — на слабых и на крепких щелочах. Мы разберем только первый, как наиболее употребительный.

Щелочь в нужном количестве (9 ф. едкого натра на каждые 1 п. сала и 16 ф. канифоли) делят на четыре приблизительно равные порции, разводят их водою так, чтобы 1-я порция имела крепость 9° Б, вторая 14° Б, третья и четвертая 16° Б. Первую порцию вливают в мыловаренный котел, бросают туда весь жир и всю канифоль и котел нагревают. Через некоторое время, когда все сало и канифоль расплавится, и щелок придет в кипение, начинает идти процесс омыления. Он выражается в том, что жир, сначала плавающий над щелоком в виде совершенно прозрачного, сильно преломляющего свет слоя, превращается в эмульсию. Когда весь жир превратится в эмульсию, эмульсию нагревают еще около 20 минут, наблюдая, чтобы кипение не происходило слишком сильно и приливают вторую порцию щелока, несколько, как выше было сказано, более крепкого. После прибивания холодного щелока, масса в котле на некоторое время перестает кипеть, но усиливать огонь никоим образом не следует, так как при слишком сильном нагревании может произойти пригорание жира, и вся заварка мыла, если пригорание во время не будет остановлено, пройдет. Чтобы предотвратить пригорание с того момента, как сало почти до конца расплавится, содержимое мыловаренного котла старательно размешивают мешалкой.

Ha пригорание массы указывает сначала появление со дна котла клубов пара, обладающего неприятным запахом, а потом на поверхность мыла всплывают пригарины. Пригарины состоят из кусков мыла, спекшихся внутри в твердую, плотную, темного цвета массу, а снаружи ноздреватых, беловатых или желтоватых. При перемешивании нужно скребком оскребать дно и стенки металлической части котла в тех местах, где больше происходит пригорание.

Вторая прилитая порция щелока продолжает начатое первой омыление, и эмульсия постепенно превращается в просвечивающую, не густую блестящую массу, носящую название мыльного клея. Внешнее его отличие от эмульсии еще в том, что эмульсия стекает с лопатки каплями, а клей тянется нитями. Третью порцию щелока приливают только тогда, когда вторая вся войдет в реакцию, а в этом убеждаются так: деревянной лопаточкой зачерпывают из котла массы по возможности из глубины и капают на эту массу раствором фенолфталеина, о котором мы говорили при описании способов титрования щелока и жира. В присутствии свободной щелочи, масса на лопатке окрасится в розовый или красный цвет, а если весь щелок связан, то этого окрашивания наблюдаться не будет. Когда такой же пробой убедятся, что и третья порция щелока вся связана, приливают четвертую (последнюю) его порцию. Если точными определениями не установлены содержание в каустической соде едкого натра и коэффициент омыления жира, то последнюю порцию щелока следует приливать в несколько приемов все по меньшему и меньшему количеству и только тогда, когда проба с фенолфталеином больше не дает окрашивания. Заканчивают приливание щелока, когда фенолфталеин начинает давать с массой чуть заметное розовое окрашивание, не исчезающее после того, как без нового подлива щелока мыло в котле будет при старательном размешивании нагрето еще в течение 5-10 минут.

Практики-мыловары узнают, когда мыло готово, без фенолфталеина по следующим признакам: получившийся мыльный клей становится совершенно прозрачным; взятый на лопаточку, он стекает с нее гладкими блестящими плитками; в котле поверхность мыла становится гладкою, блестящею, как бы покрытою тонкою прозрачною пленкой, на которой при движении слабокипящей массы, образуются складки. Если достать из котла лопаточкою пробу, взять немного на палец и дать остынуть, то проба затвердеет и потом легко отстанет от пальца; если палец обмазать кругом теплым и жидким мылом, то оно, остывши и отвердевши, свободно снимется в виде наперстка, а при раздавливании между пальцами остывшее мыло будет крошиться мелкими сухими пластинками.

Если же взятая проба на ощупь сыра, салиста, при раздавливании мягка, мажется и пристает к рукам, то это значит, что мыло еще не готово; если свободного щелока не замечается, то нужно его прибавить и продолжать варить. Сальный запах также указывает на неспелость мыла, потому что, когда мыло готово, запах сала совсем пропадает, и является характерный мыльный запах.

Когда мыло будет готово, огонь под котлом совершенно тушат, котел прикрывают крышкой и мылу дают отстояться. При этом сверху котла собирается пенистое мыло, образуя здесь напоминающую пемзу корку, которая на языке мыловаров носит название пушины. Пушина бывает тем более рыхлой и ноздреватой, чем больше мыло во время варки пенилось. Под пушиной собирается чистое мыло в виде студенистой, просвечивающей янтарного цвета массы. Внизу под мылом отстаивается избыточная вода и избыточный щелок, если таковой оставался при варке. Ha границе щелока и чистого мыла собирается вся грязь, образуя здесь с мылом и щелоком так называемую прель. Прель представляет собою грязную смолообразную массу, стекающую с лопатки длинными нитями.

Мыло даже в своем чистом слое не свободно от примесей воды и глицерина и примеси эти не отделяются, а мыло вместе с ним сливается в формы после того, как оно отстаивалось в течение 6-12 часов. Формы для мыла делаются разнообразных размеров, на больших заводах — на 300 и больше пудов мыла, но всегда они должны быть разборными. Подобные формы изображены напр. на рис. 3 и 4. Остывшее в форме мыло (остывание идет от 1,5 дней до 1,5 недель) после разборки формы разрезается при помощи тонкой проволоки (рис. 5) на равные пласты (рис. 6), затем по другому направлению на бруски (рис. 7) и, наконец, по третьему (рис. 8) на фунтовые куски. Краска и пахучие вещества прибавляются к мылу уже сваренному, перед его переливанием в формы и тщательно с мылом перемешиваются. Для получения мраморного мыла к сваренному с прибавкой жидкого стекла «клею» прибавляют ультрамарина или киновари и затем мрамор возбуждается посредством кристаллизации в мыле силиката, которая раздробляет краску и заставляет ее выделиться в виде окрашенных хлопьев, которые при застывании стягиваются между собою маленькими пятнами, образуя характерный для мраморного мыла рисунок.

Ядровое мыло. Этот сорт мыла, посредством отсолки отделенный совершенно от глицерина и воды, обыкновенно содержит большее или меньшее количество канифоли (от 4 до 100% по отношению к другим веществам). Готовится варкой из сала или различных растительных масел: кокосового, льняного, пальмового.

Вначале операция обливания производится совершенно так, как мы описали для клеевого мыла и в конце концов получается мыльный клей. Затем приступают к новой операции — отсолке, которую производят при помощи сухой поваренной соли: всыпают в котел понемногу соли, разбрасывая ее по всей массе мыла, и в то же время мешают в котле, чтобы соль растворялась, не опускаясь на дно. Соль, растворяясь в воде, вытесняет из раствора мыло. Когда мыло достаточно отсолится, то оно обращается в довольно густую творожистую массу, состоящую из отдельных хлопьев, между которыми виднеется соляной раствор. Если взять мыла из котла на лопаточку, то оно представляется в виде тех же хлопьев, между которыми показываются струйки соляного раствора, который обыкновенно бывает темного цвета. Bo время отсолки поддерживается медленное кипение мыла, а когда отсолка произведена, то огонь под котлом тушат и дают мылу отстояться. Оставляя мыло отстаиваться, в холодное время котел прикрывают, чтобы сверху мыло не охладилось сильно и чтобы на нем не образовалась пористая корка.

Bo время отстаивания соляной раствор вместе с глицерином опускается на дно котла, а мыло всплывает вверх.

Когда все мыло всплыло на верх, отсолку прекращают (определить количество потребной для отсолки поваренной соли нет возможности; оно в сильной степени зависит от умения и старания мастера; на 50 пудов сала и канифоли соли должно пойти приблизительно 2 п.), и необходимо удалить из котла соляной раствор. Для того, чтобы удобнее произвести эту операцию, котел для варки ядрового мыла обыкновенно снабжают у самого дна краном, через который и спускают рассол. Если крана в котле нет, то рассол можно удалить, или сифоном, или при помощи небольшого насосика. Можно наконец, мыло «ядро» вычерпать мелкодырчатым черпаком в другой котел и таким образом отделить от рассола.

Отделенное от рассола ядро кипятят с 2 пудами очень слабого (градусов 7-8 Б.) щелока, а затем оно снимается черпаком и через желоб выливается в форму. Вформе оно перемешивается до тех пор, пока температура мыла не упадет до 45° P. Дальнейшая обработка производится по обыкновенному.

Ядровое мыло можно иметь только натронное, хотя бы обмыливание производилось и калийным щелоком. Дело в том, что вовремя отсаливания поваренной солью соль эта вступает с калийным мылом в двойное разложение в результате получается хлористый калий натронное мыло.

Варка мыла холодным (химическим способом). Кокосовое и пальмоядровое масло отличаются от других способностью обмыливаться крепкими щелочами на холоду.

Для приготовления мыла из кокосового масла, поэтому, не надо прибегать к варке его со щелочью в котле, а достаточно, до известной степени подогрев масло и щелочь, смешать их (можно прямо в форме), чтобы реакция омыления произошла сама собою. Вся масса при этом не только разогревается, что выделяющейся теплоты оказывается достаточными, чтобы омылить подмешанные к кокосовому маслу жиры и канифоль, сами по себе на холоду щелочью не обмыливаемые.

Необходимое условие для получения холодным способом мыла хорошего качества — чистота жира и небольшая его кислотность.

Омыление ведут таким образом: смесь жиров с кокосовым маслом расплавляют на водяной бане, процеживают через холст и, охладив до 40°-30°, тонкой струей приливают к ней при постоянном и равномерном перемешивании точно по коэффициенту омыления рассчитанное количество натрового щелока крепостью в 40° Б.

По мере замешивания масло соединяется со щелочью и образует эмульсию, масса начинает густеть, делается однородной и тягучей, проба взятая на лопатку при размахивании падает в котел и ложится на поверхности массы в виде толстых нитей, которые долго держатся, не расплываясь. Это признак, что следует прекратить замешивание.

Мыльную массу после этого выливают в форму, прикрывают сверху доской, довольно плотно входящей в форму, ставят на эту доску какой-либо груз и всю форму обвёртывают в несколько раз войлоком или плотно обкладывают матрасами, словом, всячески предохраняют от быстрого охлаждения. Температура слитой в форму массы быстро поднимается градусов до 40°, и тут-то и происходит настоящий процесс обмыливания.

Время, потребное на замешивание и обмыливание холодным способом в сильной степени зависит между прочим от кислотности жира.

При среднем содержании свободных жирных кислот в 2-3%, вся операция продолжается 2-3 часа; жиры свежие и совершенно нейтральные приходится замешивать 6-7 и даже более часов, пока не получится эмульсия надлежащей степени густоты. Момент сливания замешанной массы в форму очень важен. Если масса слита очень густой, то реакция омыления именно в силу этой густоты не может, как следует, развиться, и в полученном мыле наряду с неомыленным жиром окажется свободная щелочь. Если же, наоборот, слили очень рано, то эмульсия отчасти разделится в форме, и на другой день мы увидим на поверхности застывшего мыла отделившееся масло; в разрезе такое мыло оказывается неравномерно окрашенным и покрытым темными пятнами.

Краски растворяют в горячей воде или масле и смешивают с жирами перед прибавлением к ним щелочи.

Парфюмирование замешиваемой массы производится в то время, когда она уже значительно загустела, минут за 10-15 перед сливанием в формы. Как при окрашивании, так и при парфюмировании следует обратить особенное внимание на постепенное замешивание краски и духов, во избежание неравномерного распределения их в массе.

Размешивание жира со щелочью требует большой физической силы от рабочего; оно достигается вращательным движением весла-мешалки сперва в одну сторону, а затем в различных направлениях.

«Холодное» мыло для удешевления также «наполняется» как и всякое другое, причем достигают это или жидким стеклом, или тальком, или «наливными щелочами». Жидкое стекло крепости 38°-40° Б. в смеси с 20% натронного щелока в 38°-40° Б. вливают в жир после того, как он смешан с щелоком, и наступил момент его перелива в форму. Форму, в этом случае рекомендуется меньше закутывать, чем тогда, когда силикат в мыло не прибавляется.

Холодным способом можно получать также и мраморное мыло. Для этого применяется ряд способов; мы опишем только один.

Ультрамарин или киноварь разводят в небольшом количестве касторового, подсолнечного или любого другого жидкого жирного масла и смешивают с небольшим количеством уже створожившегося тем временем варимого мыла. Обыкновенным образом замешанное белое мыло выливают в форму в несколько приемов, чередуя каждую порцию с порцией разведенной маслом и мылом краски. Потом осторожно, деревянной мешалкой, опущенной на дно формы, быстро проводят по всей массе мыла различные линии и фигуры, после чего форма оставляется в покое и закрывается, чтобы дать возможность мылу подвергнуться процессу самонагревания.

Чтобы закончить описание приготовления мыла укажем еще на способы варки зеленого жидкого мыла.

Зеленое жидкое калийное мыло варится обыкновенно не из жира, а из олеиновой кислоты, являющейся отбросом свечного производства. Сало является, как мы уже упоминали, смесью соединений глицерина главным образом с кислотами — олеиновой, стеариновой и пальмитиновой. Стеариновая и пальмитиновая кислоты тверды и идут на изготовление свечей, а кислота олеиновая жидка и должна быть в свечном производстве от твердых кислот отжата. Вот эта-то олеиновая кислота и применяется для варки зеленого мыла. Варят калийное мыло также из жидких растительных масел — льняного, подсолнечного, рапсового, рыжикового и т. п.

При варке зеленого мыла омыление жира производится совершенно так же, как и омыление сала калийным щелоком, с тою только разницею, что отсолки при этом не делается, т. е. получившееся калийное мыло не переводится в натровое. Признаки совершенного омыления жира в этом случае те же, что и при омылении сала калийным щелоком. Канифоли для зеленого мыла или не берут, или, если и берут, то не более 6 фун. на пуд жира.

Если щелоки при варке зеленого мыла употребляются довольно слабые, то мыло получается очень жидкое, при вынимании пробы из котла вытягивается в длинные нити, проба на стекле скоро сверху покрывается мутным слоем, который сильно мажется и прилипает к рукам. Чтобы удалить избыток воды, мыло кипятят и мешают, причем вода удаляется испарением. Густота мыла считается достаточною, когда проба вытягивается не в особенно длинные нити, на стекле представляет однообразную, просвечивающую и сверху блестящую массу. По окончании варки мылу в котле дают отстояться, оставляя его в покое на 4-6 часов, после чего сливают в деревянные бочонки, для чего одно дно у бочонка бывает не вставлено. В наполненном бочонке дают мылу охладиться, причем оно значительно садится; тогда в бочонок снова добавляют мыла до наполнения его, а затем закупоривают и отправляют в продажу. По остывании зеленое мыло обращается в мягкую, наподобие мази, массу. Зеленым это мыло называется потому, что прежде его варили обыкновенно из конопляного масла, из которого мыло получается зеленоватого цвета. Из прочих жиров калийное мыло получается чаще желтоватого цвета; поэтому его часто подкрашивают, для чего употребляют индиго. Подкрашивание производят в конце варки, всыпая в котел и тщательно перемешивая растертое в порошок индиго.

Кроме обыкновенных сортов мыла в продаже имеются мыла туалетные; они приготовляются парфюмерами пилированием нейтрального, чистого, хорошего качества мыла. Полученное от мыловара мыло режут на куски, и сложив эти куски в клетку в прохладном месте, дают им вылежаться. При этом мыло теряет часть влажности, становится более твердым. Вылежавшееся мыло затем на особых строгальных машинах обращается в стружки и стружки эти окончательно высушиваются при 40°.

Далее, высушенные стружки пропусканием через пилирную машину, существенную часть которой составляют гранитные вальцы, вращающиеся друг другу навстречу с различной скоростью, переминаются и при этом к ним прибавляют красящие и пахучие вещества. Эта операция наиболее важная, во всем приготовлении туалетного мыла; здесь, подмешивая к основному мылу другие его сорта, можно исправить все его недостатки (излишнюю влажность или сухость и т. д.). Окрашенные и парфюмированные совершенно однородные ленты из-под пилирной машины поступают в машину формовальную (состоит или из конусного архимедова винта, вращающегося в соответствующем кожухе и выдавливающего мыло через мундштук этого кожуха в виде бесконечного бруска известного сечения, или из поршня, сминающего ленты мыла в особом призматическом ящике и выдавливающего опять таки его через отверстия того или иного сечения). Полученное в виде брусков мыло далее режется на куски, а куски эти штампуются в ту или иную форму. Окончательная отделка мыла состоит в полировке.

Некоторые особые сорта мыла. Прозрачное мыло получают растворением обыкновенного хорошо высушенного мыла в спирте; спирт затем отгоняют, а оставшееся мыло застывает в прозрачную массу. Прозрачность мыла достигается также прибавлением к нему глицерина или сахарного раствора. Карболовое, ихтиоловое и др. так называемые медицинские мыла приготовляются прибавлением при пилировании к чистому среднему мылу соответствующих фармацевтических препаратов.

 

Литература.

— Благовещенский, Мыловарение.

— Рюмин, Дерев. мыловаренный завод.

— Сурин, Как самим делать мыло.

— Жуков, Мыловарение.

— Фишер, Практ. мыловар.

Чукмасов, Практ. рук. по мыловарению.

—Ногин, Произв. туалетн. мыла.

Hauer, Туалетные мыла.

Merklen, Die Kernseifen.

Lamborn, Modern soaps.

—Eger, Seifenfabrikation.

Deite, Handbuch der Seifenfabrkation.

—Fischer, Seifensieder.

 

К. Дебу.

к оглавлению "Энциклопедии сельского хозяйства"

 

В раздел "Мыловарение"

 

К работам Дебу К. И.

 

К общему алфавитному указателю статей



информация

 

© ООО Реал, 2002-2017
Индекс цитирования   Rambler's Top100