последнее изменение страницы 28.07.2019

Еловая смола достаточно дорогой вид природной смолы, редко встречающийся в розничной продаже. Данная смола всегда добывалась ограниченными объемами и в основном собиралась с естественным образом поврежденных деревьев.

Из-за своего приятного аромата еловая смола включалась в состав благовонных смесей для сжигания. В старых травниках и фармакологиях эта смола упоминается наравне с сосновой. В лечебниках приводятся рецепты смоляных мазей не только для людей, но и для лечения домашних животных. Еловая смола ранее находила применение и в садоводстве для изготовления различных липких клеев и замазок. Сейчас с этой целью чаще используется более доступная сосновая канифоль.

На текущий момент вновь прослеживается рост интереса к натуральным природным смолам, поэтому мы решили собрать информацию о еловой серке и изложить ее в этом обзоре. Его можно рассматривать, как дополнение к статье Сосновая канифоль, так как технологии, касающиеся изготовления и применения смолосодержащих лечебных средств (мазей и пластырей) в большей своей части сходны. Еловая смола имеет свои особенности и может эффективно использоваться в ароматерапии, в той ее части, которая относится к использованию смолистых метаболитов в целях лечения, профилактики и гигиены. Адепты магической субкультуры также без особого труда найдут множество способов успешного использования елового барраса.

Еловая смола (еловая серка, еловый баррас)

Еловая серка (еловый баррас) – закристаллизовавшаяся на воздухе живица ели европейской (Picea abies), семейства сосновые (Pinaceae). Выделяющийся в местах повреждения коры, изначально текучий и прозрачный, слезоподобный, смолистый метаболит хвойного дерева, называемый живицей, на воздухе быстро теряет свою подвижность и, по мере испарения большей части своей ароматной легколетучей фракции, загустевает. Быстро насыщаясь влагой и окисляясь, смола мутнеет, а затем желтеет. Кристаллизируясь, живица сначала образует тянущуюся и липкую желтовато-беловатую массу – серку, а затем застывает в очень твердые и хрупкие, часто сферической формы, стекловидные, натеки – баррас. По мере окисления и замусоривания смола темнеет, покрывается темно-коричневой пылью, состоящей из мельчайших частичек коры, пыльцы и др. мелкого лесного сора, и со временем слой за слоем разрушается. Старые натеки еловой смолы по внешнему виду часто неотличимы от коры или естественных древесных образований ели.

Еловая живица
 
Еловая серка
 
Баррасирование серки
 
Баррас

На изломе закристаллизовавшийся еловый баррас имеет беловато-желтоватый или розовато-фиолетовый цвет, по внешнему виду его фактура и окраска напоминает кусочки гранита. Еловая серка и баррас, несмотря на незначительное содержание летучей терпентиновой фракции, имеют очень характерный приятный и сладковато-хвойный аромат, явственно различимый даже на холоде.

При нагревании на угле смола начинает плавиться, пузыриться и выделять ароматный дым. При поджигании горит ярким коптящим пламенем. При сгорании оставляет незначительный зольный остаток (1-2%).

При жевании твердая еловая смола крошится, а серка, имеющая еще пластичную консистенцию – прилипает к зубам. Горьковатый, терпентиновый вкус тем сильнее выражен, чем более свежая смола и мягче ее консистенция.

И сейчас еловую серку используют для изготовления жевательной смолки. Для этого смолу плавят на водяной бане и добавляют в нее для пластичности пчелиный воск или жирное масло. Однако, использование еловой серки и барраса с целью изготовления жевательной смолы менее предпочтительно серке, собираемой с лиственницы или кедровой сосны.

Деление еловой смолы на серку и баррас условно, чаще всего и ту и другую смолу называют серкой. Термины «серка» и «баррас» используются с целью оценки качества и больше употребляются в отношении смол сосны и лиственницы. Серкой принято называть еще не застывшую и не потерявшую липкость смолу, а баррасом – менее качественную, окисленную, уже отвердевшую и стеклоподобную массу, включающую значительное количество мусора. Однако еловая живица имеет свою специфику – она быстро теряет летучие соединения, окисляется и кристаллизуется или баррасируется, имеет высокую степень замусоренности и большой процент влаги, потому по качеству еловая серка по ряду параметров уступает баррасу.

Содержание летучих соединений в еловой серке составляет до 10%; смоляных кислот до 60%, из них окисленных 20-25%; влаги, снижающей прозрачность смолы, от 5 до 20%; мусора от 10 до 30%. Эти же показатели для сосновой серки изначально более низкие.

Содержание летучих соединений в еловом баррасе от 1 до 7,4%; смоляных кислот до 78,5% из них окисленных до 40%; влаги до 6,7%; мусора до 7,85%.

Можно заметить, что основным недостатком еловой серки является высокое содержание сора, главным образом коры, и влаги (до 40-50%). Тогда как те же показатели для елового барраса существенно ниже (10-16%). Это тот случай, когда качество твердой смолы может быть выше ее мягкого сорта. Возможно по этой причине и мягкую, и твердую форму еловой смолы одинаково называют серкой, таким образом, как бы уравнивая их по качеству.

В составе еловой смолы идентифицированы смоляные кислоты: пимаровая (40%), левопимаровая (25%), абиетиновая (10-15%), неоабиетиновая (10-15%), дегидроабиетиновая (8-9%), палюстровая, изопимаровая, сандракопимаровая кислоты.

Количественное содержание кислот может изменяться в зависимости от степени окисления смолы. Менее устойчивые первичные кислоты при окислении изомеризуются и образуют вторичные. Так, первичная левопимаровая кислота, окисляясь, образует абиетиновую, которая, в свою очередь, изомеризуясь, может стать основой для ряда еще более устойчивых соединений, например, дегидроабиетиновой кислоты. Наиболее высокое содержание первичных смоляных кислот и терпеновых углеводородов в свежей живице. Свежие и еще прозрачные смолистые выделения содержат от 30 до 35% эфирного масла (скипидара), растворенного в 65-70% смоляных кислот. Процесс окисления живицы идет по мере испарения из нее летучей составляющей. Уже через 3-6 дней количественное содержание скипидарной фракции в смоле снижается почти в два раза (до 16-20%), а живица приобретает медоподобную консистенцию, желтеет и теряет прозрачность. В баррасе более высокое содержание вторичных смоляных кислот и самое низкое – терпеновых летучих соединений.

Смола, получаемая экстракцией древесины ели включает также жирные кислоты (олеиновую, линолевую, линоленовую, пальмитиновую и др.). Еловая экстракционная канифоль темнее сосновой и содержит высокий процент неомыляемых веществ и жирных кислот. По этой причине данный вид канифоли малоинтересен для мыловарения и проклейки картона. Зато она с успехом используется в лакокрасочной промышленности ряде других производств.

Из-за специфики смолопродуктивности ели и данного вида смолы она, в отличие от сосновой, ранее не имела своего стандарта качества и нормировалась техническими условиями (ТУ). Еловая серка всегда добывалась в незначительных количествах и потому ее себестоимость была выше, чем у других видов отечественных природных смол.

Преимущественно ее использовали для производства абиетиновой смолы, основного сырья необходимого для изготовления грампластинок и электроизоляционных лаков. Было время, когда СССР покупал по высоким ценам для данной цели в Индии шеллак, пока не выяснилось, что наша ель может быть поставщиком полноценного заменителя такого вида смолистого вещества. Абиетиновую смолу – хрупкое вещество темного (в тонком слое красновато-коричневого) цвета, получают путем дополнительного более глубокого окисления горячим воздухом еловой канифоли, которая, после извлечения паровой перегонкой из серки терпентинного масла, уже содержит до 60% окисленных смоляных кислот. Выход абиетиновой смолы составляет около 50% от массы исходного сырья (серки).

Специфика смолообразующего аппарата ели не позволяет получать с дерева значительное количество смолы. Оболочки смоляных клеток, находящихся в радиальных смоляных ходах древесины ели, вскоре после своего образования утолщаются и одревесневают и потому в значительной степени теряют способность, разбухая от влаги, выдавливать смолу. Из-за такой особенности смоляного аппарата, древесина дерева выделяет смолу хуже, чем, например, древесина сосны, оболочки смоляных клеток которой очень долго способны сохранять свою эластичность. Основное количество смолы у ели скапливается преимущественно по краю повреждения коры, в местах ее соприкосновения с обнаженной древесиной. Здесь выделение живицы происходит медленно и в течение нескольких лет. Со временем смола образует по краю трещины шароподобные вздутия. Это происходит от того, что выделившаяся живица, постепенно застывая, образует прочную стеклоподобную корку, но так как смоловыделение еще продолжается, то под давлением свежей смолы, еще имеющей высокое содержание эфирного масла, подсохшие натеки со стороны коры частично растворяются, становятся более эластичными и растягиваются, раздуваясь в объеме и увеличиваясь по площади. Это похоже на процесс надувания воздушного шарика, только резиновой оболочкой выступает уже закристаллизовавшийся верхний слой смолы, который под воздействием терпентинового масла становится эластичным, а воздухом – давление, создаваемое в смоляном ходе, свежей порцией живицы, продуцируемой вновь образующимися клетками взамен уже одревесневших.

Бывает так, что живица, частично растворив подсохший натек, своим натиском отрывает его от коры, и тогда тот падает на землю.

Ель, древесина которой не имеет возможности продуцировать много смолы, выработала отличный механизм самолечения трещин и небольших повреждений коры. Однако широкие ее срезы или повреждения приводят к тому, что оголенная низкосмолистая древесина не успевает покрыться защитным лаковым слоем и потому быстро поражается патогенными грибками, что ведет к быстрой гибели дерева. В связи с этим промышленная подсочка проводится только тех елей, которые подлежат скорой вырубке. Выход серки с 1 га подсоченного ельника может составить до 30 кг и более или до 35 г смолы с одного ранения (карры). Использование химических стимуляторов истечения живицы позволяют повысить выход смолы до 500 г с дерева за сезон, однако это ведет к быстрой гибели ели. Раньше заготовка серки производилась только с деревьев, имевших естественные трещины. Смола соскабливается с коры в мешок (который с одной стороны крепится к поясу рабочего, а с другой – подвязывается к стволу дерева под смолистым наплывом) специальными тупыми инструментами (скребками, лопаточками, тупыми ножами, топорами и т.п.). Во избежание повреждения луба запрещается наносить удары и делать срезы по древесине. Рабочие, собирающие смолистые еловые выделения, получают соответствующий допуск на право проведения такой деятельности. Заготовка еловой серки может производиться в любое время года и часто проводится в осенне-зимний период. Промежутки между повторным сбором серки с одних и тех же деревьев составляет не менее двух-трех лет.

Объем сбора еловой серки в СССР в середине 60-х–начале 70-х гг прошлого века составлял всего около 3 000 т в год. При этом метод подсочки в то время не использовался принципиально – смолу собирали в тех местах, где проводилась прокладка дорожных трасс, просек, велись санитарные рубки и т.д., т.е. там, где лесосечные работы могли оставить случайные ранения на стволах оставшихся расти деревьев.

Содержание смолы в ели зависит от разных факторов. Она изменяется даже в пределах ствола дерева – увеличивается по мере приближения к его вершине (у сосны обратная зависимость). Наибольшее содержание смолы зафиксировано в деревьях хорошо освещенных, наименьшее – в затененных.

Характерный приятный аромат смоле ели сообщает содержащееся в ней терпентинное масло (живичный скипидар), состоящее из смеси терпенов. Отличительной особенностью живичного скипидара ели является высокое содержание l-лимонена и дипентена (до 10%), к примеру, в живичном скипидаре сосны обыкновенной этих компонентов не более 4%, а в скипидарах многих других видов сосен он и вовсе не обнаружен. Более высокое содержание l-лимонена и (+)-лимонена (дипентена) (до 80%) выявлено в терпентинном масле сосны итальянской или пинии (Pinus pinea). Именно l-лимонен и дипентен сообщают аромату смолы специфически узнаваемый приятный тон. Интересный нюанс – ассоциации на главный зимний праздник в нашем сознании субъективно связывают ель и мандарины, услужливо извлекая из памяти именно эти образы. А ведь основным ароматным компонентом эфирного масла мандарина является, имеющий характерный цитрусовый тон, l-лимонен (до 75%). Так что, помимо праздника, у ели и мандарина есть минимум один объективный объединяющий признак, и он связан с некоторыми монотерпеновыми соединениями, оказывающими влияние на их аромат.

Состав живичного скипидара ели: α-пинен (6-40%), камфен (0-8%), β-пинен (33-60%), Δ3-карен (10%), l-лимонен и дипентен (10%), β-фелландрен (следы), борнилацетат и другие (до 7%).

Стоит отметить, что содержание в живичном скипидаре ели Δ3-карена ниже, чем в живичном скипидаре сосны обыкновенной (до 18%). Что несколько снижает местно-раздражающее действие скипидарной фракции еловой смолы. Еще более низкое содержание Δ3-карена выявлено в пихтовом живичном скипидаре (до 8%). Этот терпеноид важный компонент смолистого метаболита, выполняющего функцию защиты у большинства деревьев семейства сосновых. Его содержание в эфирном масле древесной зелени и коры имеет сезонные колебания. Максимальные значения Δ3-карена приходятся на весенне-летний период, когда вероятность повреждения дерева насекомыми-вредителями более высокая. Увеличение количества данного компонента в летучей терпеновой фракции смолы фиксируется при поражении хвойных деревьев грибками или нападении на них насекомых (Faldt J. et al., 2003). Высокое содержание Δ3-карена сообщает эфирному маслу местно-раздражающее действие. Эфирные масла и смолы с высоким показателем этого компонента обладают выраженными фунгицидными и бактерицидными свойствами в отношении ряда грибков и бактерий, но требуют особо осторожного обращения, так как способны сильно раздражать кожные покровы и стать причиной появления дерматитов (подробнее см. Горная сосна).

Еловая смола, наравне с сосновой смолой, пихтовым и лиственничным терпентином, всегда была действенным средством народной медицины. В фармакологиях и рецептурных прописях XIX века еловая смола называлась Resina granulate abietina. Последние научные исследования биологической активности смолистых выделений (живицы, серки, барраса), а также входящих в них смоляных кислот и терпентинного масла подтверждают ряд издревле известных целебных свойств смолы. Ученые различных стран (Feliciano et al., 1993; Sipponen et al., 2007а и др.) призывают вновь обратить внимание на природные метаболиты хвойных растений, в ряде случаев не менее эффективные, чем используемые на текущий момент синтетические лекарственные средства.

Действие смолы: ароматизирующее, бактериостатическое, гемостатическое, дезинфицирующее, отхаркивающее, ранозаживляющее, репеллентное, фиксирующее аромат, фунгицидное.

Твердая еловая смола имеет характерный приятный аромат и может использоваться в качестве натурального ароматизатора, например, для защиты от моли шерстяных вещей в бельевом шкафу. Измельченная фракция смолы хорошо удерживает запахи и эффективна в качестве фиксирующего аромат наполнителя, например, в саше. Для ароматизации помещения можно поставить открытую баночку с измельченной смолой в курительной или туалетной комнате и периодически капать в нее несколько капель эфирного масла, например, мяты, цитронеллы или мелиссы. Измельченная еловая смола с добавленным в нее эфирным маслом не застывает в отличие от сосновой канифоли, а образует ароматный пластичный комочек темного цвета. Такой комочек, при желании можно сжечь на угле или на подогреваемой снизу огнем (например, конфорке) металлической пластине.

Сжигание на угле или раскаленном металле еловой смолы используется при инфекционных заболеваниях. Для этого ароматный дым вдыхают, а также им окуривают помещение (Кашинский, 1862; Решетняк, Цигура, 1994). Окуривание еловой смолой и канифолью ранее использовали при геморрое, рахите, отеках (Кашинский, 1862).

Еловая смола и включающие ее мази используются при болезнях кожи и подкожной жировой клетчатки: при язвах и фурункулах.

Измельченной в порошок уже забаррасированной еловой смолой, собранной с коры разных видов елей, присыпают раны и язвы (Крылов, Степанов, 1979; Волынский и др., 1983;Крылов и др., 1989; Завражнов и др., 1993; Костин, Карнилин, 1993; Решетникова, Семчинская, 1993).

Кашинский И. (1862) указывал на возможность использования присыпки для очищения и заживления ран и язв «особенно сухожильных, проницающих в членосоединения» не только из измельченной смолы ели, но и еловой канифоли.

Смолистые выделения хвойных деревьев семейства сосновых, а также их продукты переработки – скипидар и канифоль используются в медицине разных стран в качестве отхаркивающих средств, антисептиков для мочевыводящих путей, болеутоляющих средств в составе припарок, мазей не только для людей, но и животных (Paris, Moise, 1976; Font-Quer, 1980).

Веками народная медицина использовала мази, включающие в свой состав различные смолы, в том числе и ели обыкновенной (Picea abies) для лечения кожных заболеваний. И только недавние исследования финских ученых сделали шаг к научному обоснованию эффективности применения таких средств (Sipponen et al., 2008), выявив бактриостатическое действие еловой смолы в отношении большинства грамположительных бактерий (например, метициллин-резистентного золотистого стафилококка и ванкомицин-устойчивого энтерококка) (Rautio et al., 2007; Sipponen et al., 2007б; Sipponen et al., 2009). Экспериментально была доказана эффективность использования мазей с еловой смолой при лечении ран и пролежней (Sipponen et al., 2007а; Sipponen et al., 2007б), а в составе лака – при эпидермофитии ногтей (Sipponen et al., 2013).

Парадоксально, но исследований биологической активности целой смолы меньше, чем ее составляющих. Этот факт можно объяснить тем, что состав серки, особенно, ели, подвержен изменению, как качественному – в смоле идут окислительные процессы, приводящие к появлению новых соединений, так и количественному – ибо изменяется и процентное соотношение ее составляющих.

Зато в последние годы было проведено множество исследований биологических свойств смоляных кислот и их производных, преобладающих в составе еловой смолы или полученных синтезом.

Зафиксировано выраженное бактериостатическое (в отношении грамположительных бактерий) и фунгицидное действие левопимаровой, абиетиновой и дегидроабиетиновой смоляных кислот (Savluchinske-Feio et al., 1997; Söderberg et al., 1990; Sipponen et al., 2009; Gonzalez al., 2010).

Так как первичная левопимаровая кислота достаточно быстро изомеризуется, то для нас интерес представляют биологическая активность более стабильных смоляных кислот, в том числе, ее производных – абиетиновой и дегидроабиетиновой.

Абиетиновая кислота и ее производные проявляют противовоспалительную (Fernández et al., 2001; Takahashi et al., 2003), гипохолестеринемическую (снижают уровень холестерина в крови) (Enomoto et al., 1977), противовирусную (в отношении вируса простого герпеса) (Gonzalez et al., 2009), противосудорожную (антиконвульсивную) (Talevi et al., 2007), противоаллергическую (Ulusu et al., 2002), фитоалексиноподобную (фитонцидную, фунгицидную) (Spesard et al., 1995), противоопухолевую и цитотоксическую активность (Talevi et al., 2007).

В связи с тем, что абиетиновая кислота является структурным аналогом противоэпилептического и противосудорожного препарата вальпроата натрия, было сделано предположение о возможной ее способности к противоконвульсативному действию, которое было подтверждено в опытах на мышах (Talevi et al., 2007).

Эффект синергии можно наблюдать при сочетании абиетиновой и дегидроабиетиновой смоляных кислот с некоторыми веществами. Так, бактерицидное действие этих кислот увеличивается при сочетании с оксидом цинка, при этом комбинация с дегидроабиетиновой кислотой образует вещество со значительно более сильной активностью (Söderberg et al., 1991).

Дегидроабиетиновая кислота и ее производные проявляют широкий спектр биологической активности. В последние два десятилетия выявлено их противоязвенное (Wada et al., 1985), противомикробное (Savluchinske Feio et al., 1997; Gigante et al., 2002; Woldemichael et al., 2003; Savluchinske Feio et al., 2007), противовирусное (Tagat et al., 1994; Kinouchi et al., 2000; Tanaka et al., 2008; Gonzalez et al., 2010), противоопухолевое (Kinouchi et al., 2000; Tanaka et al., 2008), цитотоксическое (Prinz et al., 2002; Sepúlveda et al., 2005; Zaidi et al., 2006; Rao et al., 2008; Gonzalez et al., 2010), фунгицидное (Savluchinske Feio et al., 1997; Gigante et al., 2002; Gonzalez et al., 2010), анксиолитическое (снимающее страх) (Tolmacheva et al., 2006) действие. Кроме того, недавние исследования показали, что структура дегидроабиетиновой кислоты может выступать каркасом для химических модуляторов кальциевых каналов с большой проводимостью (Ohwada et al., 2003). Такая особенность делает данную кислоту перспективным сырьем для производства новых препаратов для лечения эпилепсии, астмы, гипертонии, острых инсультов, психозов и др. О выявленных других свойствах дегидроабиетиновой кислоты см. статью Сосновая канифоль.

Но вернемся к практическому применению смолы деревьев семейства сосновых и, в частности, еловой серки.

В травниках и справочниках по фитотерапии приводится ряд рецептов ранозаживляющих мазей, как с сосновой, так и еловой смолой. Изготовление смоляных мазей с использованием метаболита ели в домашних условиях имеет свои особенности, поэтому остановимся на этой технологии подробнее.

Мази изготавливают путем сплавления ингредиентов на водяной бане с интенсивным их перемешиванием.

Сначала из смолосодержащего сырья вытапливается смола. Для этого баррас или смолистые куски коры загружают в дуршлаг, который помещается в эмалированную кастрюлю с кипящей водой. Ее уровень не должен доходить до дна дуршлага. Чтобы вода выкипала медленней, а процесс шел интенсивней, кастрюля с дуршлагом накрывается крышкой. Вода подливается по мере испарения. Процедура вытапливания продолжается около 30 мин. Оставшаяся в дуршлаге после распускания смолы кора отбрасывается, а вода из кастрюли сливается. Если смола имеет сильное загрязнение в виде сора, то ее фильтруют через холщевую ткань. Для этого смола приводится в жидкое состояние, путем ее нагрева до 90 °С. Если смола не содержит сора, то в нее последовательно добавляются остальные ингредиенты.

Смола, остывая, кристаллизируется в твердую хрупкую массу, поэтому добавлять остальные составляющие нужно до того, как она начнет густеть, сразу после слива воды. В случае необходимости можно придать смоле текучесть, повторно нагрев ее на водяной бане. Дальнейший подогрев может также потребоваться при необходимости, например, растопить добавляемый в смолу воск и жир. Для этого лучше заранее подготовить еще одну емкость с горячей водой, в которую можно было бы вставить кастрюлю со смолой. Можно обойтись и без водяной бани, поставив кастрюлю на небольшой огонь до плавления добавленных ингредиентов, при этом постоянно перемешивая образовавшуюся массу. Плюсом повторного нагрева смолы станет уменьшение содержания влаги в смоле, что хорошо при необходимости длительного хранения готовой мази, минусом – сокращение в ней ароматической летучей составляющей и потеря термически нестабильных соединений, содержащихся в жирных маслах и, например, меде или прополисе. Эти компоненты стоит добавлять, когда уже смола будет тщательно смешана с воском и начнет остывать (при температуре не выше 40-45 °С).

Если в рецептуру включаются эфирные масла, то их добавляют на последнем этапе – при остывании уже готовой смеси (при температуре 20-25 °С).

Душистая вода, образовавшаяся при вытапливании смолы, может использоваться в качестве, например, ароматизатора, добавляться в ванну или аромалампу, использоваться для ингаляции, она содержит эфирное масло, дубильные вещества, пигменты и мелкий сор, который можно отфильтровать. Вода обладает дезинфицирующими свойствами в отношении грамположительных бактерий, которые ей сообщает смола. При желании, раствор можно заморозить и кубики льда использовать для ухода за кожей. Такая косметическая процедура хорошо тонизирует и очищает кожу.

Вышеописанным способом можно заготовить впрок двухкомпонентную смесь смолы с воском в пропорции 1:1. Пока она не потеряла пластичность раскатать ее и нарезать кусочками, а затем остудить. Такая композиция может долго храниться, значимо не изменяя своих свойств, при этом ее удобно отмерять при необходимостиизготовления новой порции мази или смоляного пластыря. В ряде случаях смесь воска с еловой смолой можно использовать в качестве готового средства.

Например, вдыхание ароматного дыма, выделяющегося при сжигании на угле еловой смолы, предварительно сплавленной с пчелиным воском, в пропорции 1:1, используется при хроническом бронхите и кашле (Махлаюк, 1967; Костин, Карнилин, 1993; Решетникова, Семчинская, 1993; Путинцева, 2008).

Разогретая смесь смолы с воском может выступать в качестве смоляного пластыря. Ранее чистую еловую смолу использовали вместо пластыря, прикладывая ее между лопаток,в качестве отвлекающего средства, «при различных головных и глазных болезнях» (Кашинский, 1862).

Смесь смолы с воском может использоваться в качестве жевательной смолки – для дезинфекции и удаления неприятного запаха изо рта, для укрепления десен или купирования их воспаления, для ускорения заживления ранок и язвочек, например, при стоматитах, пародонтитах. Перед тем, как начать жевать такую смесь, нужно подержать ее во рту, чтобы смолка нагрелась и стала более пластичной, иначе она раскрошится.

Приготовленная мазь наносится толщиной не более 1 мм на хлопчатобумажную ткань, которая затем накладывается на пораженное место на целый день, на ночь делают примочки. Смоляную мазь с еловой серкой используют также, как и с сосновой. Содержание смолы в мази для большинства случаев не должно превышать 25% от общего ее объема. Но бывают исключения, когда концентрация смолы может быть выше. При изготовлении мази нужно также учитывать, какая смола используется – если еловая живица или серка, которые включают до 30% терпентинного масла, то удельная доля смолы в мази должна быть ниже. Если же при вытапливании использовался еловый баррас, в котором летучей составляющей уже значительно меньше – до 7%, то содержание смолы в мази может быть выше и доходить до 50%. Терпентинное масло, или скипидар, обладает местно-раздражающим действием, и потому его высокое содержание может вызывать кожные раздражения, особенно при длительном контакте. Мазь, включающая большой процент терпентинного масла, во избежание химического ожога, наносится на небольшую площадь и на ограниченное время, при ощущении сильного жжения повязка с мазью снимается, а раздраженное место протирается хлопчатобумажной тканью с любым жидким растительным маслом (подсолнечным, оливковым и др.). Дополнительно о технологии применения смоляной мази см. Сосновая канифоль.

Народные рецепты заживляющих мазей с еловой смолой используемых при ссадинах, гнойничковых нарывах, ранах, язвах, пролежнях, ожогах, для размягчения мозолей, заживления трещин на коже и рассасывания рубцов:

1. Смесь еловой смолы, воска, меда, растительного масла (подсолнечного, льняного, оливкового, конопляного и др.) в равной пропорции, расплавляется на водяной бане и тщательно размешивается. Применяется после остывания (при ссадинах, нарывах, гнойных ранах, язвах, ожогах) (Гесь и др., 1974; Волынский и др., 1983;Костин, Карнилин, 1993; Решетникова, Семчинская, 1993; Решетняк, Цигура, 1994; Путинцева, 2008). В начале XIX в. мазь с таким составом использовали также для лечения ран у лошадей, которые в дороге «подбивали» ноги и умягчали затверделость в копытной раковине (Кашинский, 1862).

2. Смесь еловой смолы, пчелиного воска, оленьего жира, сливочного масла, в равных пропорциях (при ранах всех видов, в том числе гнойных) (Осетров, Шретер, 2001).

3. Смесь еловой смолы со сливочным (несоленым) маслом, в пропорции 1:3 (при хронических язвах кожи, пролежнях, инфицированных ранах). Лечение длится до полного закрытия язвы – от нескольких недель, до нескольких месяцев. Повязки с мазью меняются каждый день (Sipponen, Rautio et al., 2007). Мазь по данной рецептуре использовалась в научном исследовании на предмет выявления ее биологической активности. Такая мазь может храниться только в холодильнике, так как сливочное масло быстро окисляется и имеет низкую температуру плавления.

4. Смесь еловой смолы, пчелиного воска, сливочного масла, в равных пропорциях (при ранах, ссадинах, язвах, гнойниках, в виде пластыря при фурункулезе) (Минаева, 1970; Носов, 2005). Вместо сливочного масла в этом рецепте может использоваться любое другое твердое растительное масло (какао, карите, манго, купуасу, какоса, пальмы) или их купаж.

5. Смесь еловой смолы, воска, подсолнечного масла, в равных пропорциях (при трудно заживающих язвах, гнойничках в виде пластыря при свежих ранах) (Кашинский, 1862; Крылов, Степанов, 1979; Завражнов и др., 1993). Вместо подсолнечного может использоваться любое другое жидкое растительное масло.

6. Смесь еловой смолы, воска, свиного жира, в равных пропорциях (при фурункулезе) (Лек. растен., 1965; Волынский и др., 1983;Завражнов и др., 1993). Вместо свиного жира может использоваться любой другой нутряной жир животного происхождения (барсучий, медвежий и т.п.).

7. Смесь еловой смолы со свиным салом, в пропорции 1:1 (для заживления гнойничков, ожогов, ран, язв, «очищает проказу и паршивые струпы») (Кашинский, 1862; Костин, Карнилин, 1993). В этом рецепте мази используется старая смола, имеющая низкое содержание терпентинового масла.

Все смоляные мази лучше хранить в прохладном месте, особенно если в их состав были включены животные жиры.

Свежая еловая живица и серка может использоваться при различных нарывах (Уладзiмiраÿ, 1927).

Кашинский И. (1862) указывал на рекомендации к применению растертой с яичным желтком еловой смолы, величиной с лесной орех, для изгнания песка «из мочевых путей и в простудном кашле». А эмульсию растертой в порошок еловой смолы с грудным отваром (декоктом) употребляли каждые два часа «по малому стакану» при «упорном чахоточном кашле и гноевой чахотке».

Еловая серка используется для производства особо устойчивых лаков, изоляционных составов для кабельной и оборонной промышленностей, гидротехнике и др.

Еловая живица, как и продукты ее переработки, может с успехом применяться в фармацевтической, пищевой и лакокрасочной промышленностях.

Ранее еловую смолу сжигали с целью получения сажи, ее использовали для изготовления черной краски.

Как и другие смолы семейства сосновых, еловая смола представляет собой раствор смоляных кислот в терпентинном масле, которые можно разделить методом паровой перегонки. В результате такого фракционирования получают канифоль и живичный скипидар. Однако, из-за невысокой температуры плавления (до 60 °С) и темного цвета еловая канифоль не нашла широкого применения в бумажной и мыловаренной промышленности. А вот живичный еловый скипидар используется аналогично сосновому.

Выход скипидара из еловой смолы зависит от ее свежести и находится в пределах 7,8% до 33% (Шретер, 1975).

Наравне с еловой живицей, живичный еловый скипидар включается в мази, используемые для рассасывания рубцов, кожных трещин, размягчения мозолей, лечения фурункулов (Носов, 2005), растираний при ишиасе, ревматизме, заболеваний суставов (Рябоконь, 2005).

Живичный скипидар находит широкое применение в медицине. В качестве наружного средства скипидар используется как противопаразитарное (при чесотке), местно-раздражающее или отвлекающее (при невралгии, ревматизме, подагре), антисептическое (для полоскания, ингаляций, опрыскивания помещения) (Станков, Ковалевский, 1952; Чопик и др., 1983). Внутрь, под контролем лечащего врача назначается в качестве противоглистного, мочегонного(в малых дозах), антисептического, отхаркивающего средства, а также при невралгиях, желчнокаменной болезни, как антидот при отравлении фосфором (Станков, Ковалевский, 1952; Чопик и др., 1983).

Возможно, в качестве альтернативы приему внутрь живичного елового скипидара, в продаже редко встречающегося, в ряде случаев более безопасно будет использовать еловую серку в качестве жевательной смолки. Терпентинное масло, содержащееся в смоле, при жевании будет выделяться постепенно. Начав с небольшого кусочка смолки можно понаблюдать, как отреагирует на это организм.

Ингаляции живичного скипидара используются при заболеваниях дыхательных путей (Чопик и др., 1983).

Эфирное масло, извлеченное из еловой зелени, на 46,6% усиливает образование желчи (Мамгур и др., 1969; Гесь и др., 1974; Завражнов и др., 1993). Добавление в мазь эфирного масла из зелени или древесины ели сообщает ей болеутоляющее действие и используется при ревматизме, подагре, мышечных болях и ушибах (Носов, 2005).

Еловая живичная канифоль используется в составе смоляных пластырей (Чопик и др., 1983).

Предостережения: препараты ели (живица, серка, баррас, скипидар, эфирное масло, жевательная смолка) противопоказаны для внутреннего применения при нефритах и нефрозах.

Низкое содержание смолы в древесине ели, в сравнении с сосной, в каких-то случаях становится ее преимуществом. Например, ель является лучшим сырьем для целлюлозно-бумажного производства, а также изготовления музыкальных инструментов.

Подсчитано, что еловые насаждения составляют около 12,2% от всех лесных насаждений нашей страны. Считается, что она занимает четвертое место среди всех представленных в России деревьев.

 

 Литература

Fäldt J., Martin D., Miller B., Rawat S., Bohlmann J. Traumatic resin defense in Norway spruce (Picea abies): Methyl jasmonate-induced terpene synthase gene expression, and cDNA cloning and functional characterization of (+)-3-carene synthase. Plant Molecular Biology 2003. 51: 119–133.

Feliciano A.S., Gordaliza M., Salinero M.A., Miguel del Corral J.M. Abietane acids: sources, biological activities, and therapeutic uses. Planta Med. 1993. 59:485-490.

Sipponen A., Jokinen J.J., Lohi J. Resin salve from the Norwegian spruce tree: a ´novel´ method for the treatment of chronic wounds. J. Wound Care. 2007а. 16: 72-74.

Кашинский И. Русский лечебный травник, или описание отечественных лечебных растений… Сочинение Доктора Медицины и Хирургии И. Кашинского. 2-е изд. М.: Тип. С. Орлова, 1862. 732 с.

Решетняк В.В., Цигура И.В. Травник. Харьков: Прапор, 1994. 463 с.

Крылов Г.В., Степанов Э.В. Зеленая аптека Кузбасса. Кемерово: Кемеровское кн. изд-во, 1979. 230 с.

Волынский Б.Г., Бендер К.И., Фрейдман С.Л. и др. Растения в медицине. Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1983. 440 с.

Крылов Г.В., Козакова Н.Ф., Степанов Э.В. Зеленая аптека Кузбасса. 3-е изд., доп. и испр. Кемерово: Кемеровское кн. изд-во, 1989. 334 с.

Завражнов В.И., Китаева Р.И., Хмелев К.Ф. Лекарственные растения: Лечебное и профилактическое использование. 4-е изд., испр. и доп. Воронеж: Изд-во ВГУ, 1993. 480 с.

Костин В.И., Корнилов С.П. Лекарственные растения Ульяновской области. Ульяновск: Симбирская книга, 1993. 224 с.

Решетникова А.В., Семчинская Е.И. Лечение растениями. Киев: МП Феникс, 1993. 351 с.

Paris R.H., Moise H. Matière medicale. Paris: Masson, 1976. p. 386.

Font-Quer P. Plantas Medicinales. Madrid: S. A. Labor, 1980. pp. 82-87.

Sipponen A., Jokinen J.J., Sipponen P., Papp A., Sarna S., Lohi J. The evidence of beneficial effect of the resin salve in the treatment of severe pressure ulcers: a prospective, randomized and controlled multi-centre trial. Br. J. Dermatol. 2008. 158:1055-1062.

Rautio M., Sipponen A., Peltola R., Lohi J., Jokinen J.J., Papp A., Carlson P., Sipponen P. Antibacterial effects of home-made resin salve from Norway spruce (Picea abies). APMIS. 2007. 115:335-340.

Sipponen A., Rautio M., Jokinen J.J., Laakso T., Saranpää P., Lohi J. Resin-salve from Norway spruce: a potential method to treat infected chronic skin ulcers? Drug Metabolism Letters. 2007b. 1:143-145.

Sipponen A., Peltola R., Jokinen J.J., Laitinen K., Lohi J.,Rautio M., Männistö M., Sipponen P. Effects of Norway spruce (Picea abies) resin on cell wall and cell membrane of Staphylococcus aureus. Ultrastructural Pathology. 2009. 33: 128-135.

Sipponen A., Lohi J., Soini M., Tapanainen R.,Jokinen J.J. Natural coniferous resin lacquer in treatment of toenail onychomycoses: an observational study. Mycoses. 2013. 3:289-296.

Savluchinske-Feio S., Carlos Roseiro J., Gigante B., Marcelo-Curto M.J. Method on multiwall plates for the evaluation of the antimicrobial activity of resin acid derivatives. Journal of Microbiological Methods. 1997. 28:201–206.

Söderberg T.A., Gref R., Holm S., Elmros T., Hallmans G. Antibacterial activity of rosin and resin acids in vitro. Scand J. Plast Reconstr Hand Surg. 1990. 24(3):199-205.

Gonzalez M.A., Perez-Guaita D., Correa-Royero J., Zapata B., Agudelo L., Mesa-Arango A., Betancur-Galvis L. Synthesis and biological evaluation of dehydroabietic acid derivatives. European Journal Medicinal Chemistry. 2010. 45:811-816.

Fernández M.A., Tornos M.P., Garcia M.D., de las Heras B., Villar A.M., Sáenz M.T. Anti-inflammatory activity of abietic acid, a diterpene isolated from Pimenta racemosa var. grissea. Journal of Pharmacy and Pharmacology. 2001. 53(6):867–872.

Takahashi N., Kawada T., Goto T., Kim C.S., Taimatsu A., Egawa K., Yamamoto T., Jisaka M., Nishimura K., Yokota K., Yu R., Fushiki T. Abietic acid activates peroxisome proliferator-activated receptor-gamma (PPARgamma) in RAW264.7 macrophages and 3T3-L1 adipocytes to regulate gene expression involved in inflammation and lipid metabolism. FEBS Lett. 2003. 550:190-194.

Enomoto H., Yoshikuni Y., Yasutomi Y., Ohata K., Sempuku K., Kitaguchi K., Fujita Y., Mori T. Hypocholesterolemic action of tricyclic diterpenoids in rats. Chem. Pharm. Bul. 1977. 25(3):507-510.

Gonzalez M.A., Correa-Royero J., Agudelo L., Mesa A., Betancur-Galvis L. Synthesis and biological evaluation of abietic acid derivatives. European Journal Medicinal Chemistry. 2009. 44(6):2468-72.

Talevi A., Cravero M.S., Castro E.A., Bruno-Blanch L.E. Discovery of anticonvulsant activity of abietic acid through application of linear discriminant analysis. Bioorganic and Medicinal Chemistry Letters. 2007. 17(6):1684-1690.

Ulusu N.N., Ercil D., Sakar M.K., Tezcan E.F. Abietic acid inhibits lipoxygenase activity. Phytother. Res. 2002. 16(1):88–90.

Spessard G.O., Matthews D.R., Nelson M.D., Rajtora T.C., Fossum M.J., Giannini J.L. Phytoalexin-like activity of abietic acid and its derivatives.J. of Agricultural and Food Chemistry. 1995. 43(6):1690–1694.

Söderberg T.A., Holm S., Gref R., Elmros T., Hallmans G. Antibacterial effects of zinc oxide, rosin, and resin acids with special reference to their interactions. Scand J. Plast Reconstr Hand Surg. 1991. 25(1):19-24.

Wada H., Kodato S., Kawamori M., Morikawa T., Nakai H., Takeda M., Saito S., Onoda Y., Tamaki H. Antiulcer activity of dehydroabietic acid derivatives. Chem. Pharm. Bull. 1985. 33(4):1472–1487.

Savluchinske-Feio S., Nunes L., Pereira P.T., Silva A.M., Roseiro J.C., Gigante B., Marcelo-Curto M.J. Activity of dehydroabietic acid derivatives against wood contaminant fungi. Journal of Microbiological Methods. 2007. 70(3):465–470.

Gigante B., Silva A.M., Marcelo-Curto M.J., Feio S.S., Roseiro J., Reis L.V. Structural effects on the bioactivity of dehydroabietic acid derivatives. Planta Med. 2002. 68(8):680–684.

Woldemichael G.M., Wächter G., Singh M.P., Maiese W.M., Timmermann B.N. Antibacterial diterpenes from Calceolaria pinifolia. J. Nat. Prod. 2003. 66(2):242–246.

Tagat J.R., Nazareno D.V., Puar M.S., McCombie S.W., Ganguly A.K. Synthesis and anti-herpes activity of some a-ring functionalized dehydroabietane derivatives. Bioorganic and Medicinal Chemistry Letters. 1994. 4(9):1101–1104.

Kinouchi Y., Ohtsu H., Tokuda H., Nishino H., Matsunaga S., Tanaka R. Potential antitumor-promoting diterpenoids from the stem bark of Picea glehni. J. Nat. Prod. 2000. 63(6):817–820.

Tanaka R., Tokuda H., Ezaki Y. Cancer chemopreventive activity of “rosin” constituents of Pinus spez. and their derivatives in two-stage mouse skin carcinogenesis test. Phytomedicine. 2008. 15(11):985–992.

Prinz S., Müllner U., Heilmann J., Winkelmann K., Sticher O., Haslinger E., Hüfner A. Oxidation products of abietic acid and its methyl ester. J. Nat. Prod. 2002. 65(11):1530–1534.

Sepúlveda B., Astudillo L., Rodriguez J.A., Yañez T., Theoduloz C., Schmeda-Hirschmann G. Gastroprotective and cytotoxic effect of dehydroabietic acid derivatives. Pharmacological Research. 2005. 52:429–437.

Zaidi S.F.H., Awale S., Kalauni S.K., Tezuka Y., Esumi H., Kadota S. Diterpenes from “Pini resina” and their preferential cytotoxic activity under nutrient-deprived condition. Planta Med. 2006. 72:1231–1234.

Rao X., Song Z., He L., Jia W. Synthesis, structure analysis and cytotoxicity studies of novel unsymmetrically N,N´-substituted ureas from dehydroabietic acid. Chemical and Pharmaceutical Bulletin. 2008. 56(11):1575–1578.

Tolmacheva I.A., Tarantin A.V., Boteva A.A., Anikina L.V., Vikharev Y.B., Grishko V.V., Tolstikov A.G. Synthesis and biological activity of nitrogen-containing derivatives of methyl dehydroabietate. Pharmaceutical Chemistry J. 2006. 40 (9):489–493.

Ohwada T., Nonomura T., Maki K., Sakamoto K., Ohya S., Muraki K., Imaizumi Y. Dehydroabietic and derivatives as a novel scaffold for large-conductance calcium-activated K+ channel openers. Bioorg. Med. Chem. Lett. 2003. 13(22):3971–3974.

Махлаюк В.П. Лекарственные растения в народной медицине. Саратов: 1967.

Путинцева Л.Ф. Деревья – целители. 63 источника здоровья и молодости. М.: Эксмо, 2008. 608 с.

Гесь Д.К., Горбач Н.В., Кадаев Г.Н. и др. Лекарственные растения и их применение. 5-е изд., перераб. и доп. Мн.: Наука и техника, 1974. 592 с.

Осетров В.Д., Шретер А.И. Травник для женщин: практическое пособие по народной и научной фитотерапии и гомеопатии. М.: ИД МСП, 2001. 366 с.

Минаева В.Г. Лекарственные растения Сибири. Новосибирск: Наука, 1970. 272 с.

Носов А.М. Лекарственные растения официальной и народной медицины. М.: Эксмо, 2005. 800 с.

Лекарственные растения (дикорастущие). Ред. А.Ф. Гаммерман, И.Д. Юркевич. Мн.: Наука и техника, 1965. 380 с.

Уладзiмiраÿ У. Лекавыя раслiны ÿ народнай медыцыне Барысаÿскай акругi. Наш край, № 11, 1927.

Шретер А.И. Лекарственная флора Советского Дальнего Востока. М.: Медицина, 1975. 328 с.

Рябоконь А.А. Справочник лекарственных растений. Харьков: Книжный клуб, 2005. 352 с.

Станков С.С., Ковалевский Н.В. Наши лекарственные растения. 2-е изд., испр. и доп. Горький: Горьковское областное Государственное изд-во, 1952. 244 с.

Чопик В.И., Дудченко Л.Г., Краснова А.Н. Дикорастущие полезные растения Украины. Киев: Наукова Думка, 1983. 400 с.

Мамгур Ф.И., Нейко Е.М., Дзюбак С.Т. Действие лекарственных веществ из ели, пихты и семян дикой моркови на желчеобразовательную функцию печени. Врачебное дело. 1968. №6.

 


 

© Федотов С. В.,  июль 2019. Фото автора

    e-mail: fedotov-71@mail.ru

 

4 фракции еловой смолы в нашем ассортименте

 

 

 

На страницу автора
 

Перейти к продукции 

 

На главную 

 

К общему алфавитному указателю статей

 

Top.Mail.Ru   Яндекс.Метрика
© ООО Реал, 2002-2019