последнее изменение страницы 07.01.2020


Доклад на научно-практической конференции «Научный и инновационный потенциал производства, переработки и применения эфиромасличных и лекарственных растений» в г. Симферополе 13 июня 2019 г.

Здравствуйте, уважаемые коллеги!

В своем докладе я хотел бы затронуть аспекты, с которыми столкнулся при составлении обзора о биологической активности эфирного масла (ЭМ)  котовника кошачьего.

Изначально обзор задумывался как вводная теоретическая часть статьи, посвященной изучению психоэмоционального действия на человека ЭМ котовника кошачьего в малых дозах. Передо мной была поставлена задача поиска работ, связанных с биологической активностью ЭМ и экстрактивных извлечений из котовника кошачьего, именно, Nepeta cataria, а не его лимонной формы Nepeta cataria var. citriodora.

При этом объектом исследований должны быть не животные, а человек, а предметом изучения должны выступать различные стороны психоэмоционального воздействия ЭМ котовника. Отечественные исследования к. кошачьего, проводившиеся преимущественно в Никитском Ботаническом саду, должны были остаться за рамками обзора. Однако в ходе работы обнаружились нюансы, которые с одной стороны не позволили вписаться в поставленные передо мной рамки, а с другой придали обзору самодостаточный вид.

На этих нюансах я и хотел бы остановиться в этом докладе.

 

К. кошачий часто упоминается в различных отечественных и зарубежных справочниках и изданиях, посвященных лекарственным растениям. В них, как правило, имеются указания, для решения каких задач в рамках народной медицины используется высушенная трава котовника, и ее экстрактивные извлечения. Однако, во-первых, не приводится ссылок на исследования, подтверждающие то или иное упоминаемое действие растительного препарата, а во-вторых, не уточняются исходные виды растительного сырья. В частности, не различаются к. кошачий и его лимонная форма. Накопленная поколениями информация об областях применения котовника в рамках фитотерапии переходит из книги в книгу, преодолевая не только языковые барьеры, но и огромные расстояния в виде границ различных стран. Интернет способствует этому процессу, к сожалению, в данном случае скорее оказывая «медвежью услугу». Ведь информация, даже относимая к эндемикам, составителями подобных сборников часто приводится без ссылок к видам котовника или их фармакогностическому составу, зависящему, в том числе, и от ареала произрастания растений. По этой причине к информации из травников и книг по фитотерапии, если они не содержат ссылок на конкретные исследования, следует относиться с осторожностью и воспринимать ее не как основную, но скорее как дополняющую (как своеобразный исторический экскурс).

Известно, что растения семейства губоцветных подвержены химическому полиморфизму. В большой степени это относится и к растениям рода Nepeta, включающего около 300 видов, многие из которых эндемичны. К примеру, химический состав ЭМ котовника кошачьего и его лимонной формы существенно различаются.

Преобладающими компонентами ЭМ к. кошачьего являются имеющие низкую парфюмерную оценку качества аромата 5 изомеров непетолактона, из которых два изомера основные – это цис, транс-непеталактон или непеталактон и транс, цис-непеталактон или эпинепеталактон.

На долю непеталактонов в ЭМ к. кошачьего может приходиться более 90% от его объема. Высокое содержание непеталактонов придает аромату ЭМ к. кошачьего специфический и не очень приятный аромат. Чаще всего, цис, транс-форма превалирует, но бывают и исключения, когда транс, цис-непеталактон может определять хемотип ЭМ. На текущий момент всего выявлено 8 стереоизомеров непеталактонов, которые обнаружены в различных видах котовника, из них только пять идентифицированы именно в котовнике кошачьем. При этом, если основные упомянутые формы непеталактонов впервые были выделены из к. кошачьего в середине 50-х гг. прошлого века, то остальные идентифицированы значительно позднее – в начале-середине 80-х их выделили из других видов котовника. Стереоизомеры имеют близкие индексы удержания, что может вызывать затруднения при их идентификации методом хроматографии. При этом биологическая активность у данных изомеров различается. К примеру, у цис, транс-формы выявлено выраженное опиоидно-анальгетическое действие, а у транс, цис-формы более сильное репеллентное действие в отношении некоторых видов насекомых, например, тараканов и комаров.

У котовника лимонного основной тон аромату ЭМ задают такие душистые вещества, ценимые в парфюмерной промышленности, как цитронеллол, гераниол, нераль и др. Данные компоненты сообщают растительному сырью (травянистой массе и семенам) а также извлеченному из них ЭМ приятную цитрусовую ноту. Содержание перечисленных ароматных соединений может превышать 70% от общего объема ЭМ, тогда как непеталактонов в нем, как правило, менее 12%.

Группой ученых во главе с Ранье на основании сравнительных исследований различных образцов ЭМ котовника кошачьего и котовника лимонного был сделан вывод, что как для к. кошачьего главным компонентом ЭМ выступают непеталактоны, так для к. лимонного – цитронеллол.

Биологическая активность цитронеллола в некоторых аспектах совпадает, а в некоторых – противоположна непеталактонам. В частности, у непеталактонов выявлено выраженное сенсибилизирующее кожу свойства. Для снижения негативного действия с целью безопасного применения в качестве репеллентного средства непеталактоны используют в качестве сырья для синтеза дигидронепеталактона. При этом получаемое вещество обладает более приятным запахом и более высокой стабильностью к окислению.

Тогда как у цитронеллола выявлено антиаллергенное и противовоспалительное действие. Вместе с тем, и непеталактоны и цитронеллол обладают бактерицидными, инсектицидными, репеллентными и фунгицидными свойствами. Однако образцы ЭМ с превалирующим содержанием непеталактонов в экспериментах демонстрировали менее выраженное бактерицидное действие в отношении некоторых видов бактерий.

Гераниол по своей биологической активности ближе к цитронеллолу, чем к непеталактонам.

Одно из наиболее известных свойств к. кошачьего – специфическое воздействие на поведение представителей семейства кошачьих. Данное психоделическое действие непеталактонов используется в изготовлении игрушек и различных средств корректировки поведения животных. К сожалению, в продаже встречаются различные спреи и игрушки, которые не вызывают ожидаемой реакции. Очень возможно, что это связано с использованием производителями именно приятнопахнущей лимонной формы котовника, которая также способна оказывать подобное действие, но в существенно менее выраженном виде.

Как ни парадоксально, но именно психоделическое действие к. кошачьего и экстрагируемых из него веществ стало чуть ли не единственной темой исследований их психоэмоционального влияния на человека. Изучению этого свойства к. кошачьего был посвящен ряд работ, выполненных в США в конце 60-х. В это время волна интереса к синтезированным ЛСД препаратам уже затухала, а в массах зарождался интерес к галлюциногенам растительного происхождения (марихуане, мескалину и т.п., вспомним, например, вызвавшую фурор первую книгу К. Кастанеды). После публикации серии научных статей о психоделическом свойстве к. кошачьего наблюдался всплеск потребительского спроса на траву, массово скупались даже включающие ее игрушки для животных. Котовник смешивали с марихуаной и курили, заваривали и пили вместо чая. Экстрактом котовника обрабатывали табак… Но после широкого распространения канабиса и снятия запрета в ряде стран на его продажу и употребление, использование к. кошачьего с этой целью резко снизилось.

Возможно, что выявленное психоделическое действие к. кошачьего, поставившее его по своим опьяняющим свойствам на одну доску с марихуаной, оказало влияние в сторону снижения количества исследований биологической активности экстрактивных извлечений из этого растения. Тем паче, что парфюмерная оценка экстрактов, о чем было уже сказано, не представляла ценности для использования их в производстве душистых веществ.

Более интересными качествами, например, объемом зеленой массы, выходом эфирного масла, качеством аромата обладали выведенные гибридные формы к. кошачьего. В силу этого в СССР культивировались к. лимонный и к. крупноцветковый. Работа по выведению новых ароматных форм котовника успешно продолжается в Никитском Ботаническом саду и сейчас.

На текущий момент, наблюдается общий рост интереса к экстрактивным извлечениям к. кошачьего, и прежде всего, как исходного сырья именно непеталактоновых изомеров, показавших себя хорошими репеллентами в отношении, например, ряда видов мух и клещей, а также аттрактантов для некоторых видов насекомых – помощников в борьбе с тлей. Это способно уберечь не только сельское хозяйство и животноводство от значительных финансовых потерь по вине насекомых-паразитов, но и существенно помочь в поддержании домашней санитарии и здоровья каждого из нас.

С содержанием самой статьи можно ознакомиться отдельно.

В рамках доклада, я хочу обратить внимание на необходимость проведения предварительного химического анализа того сырья, которое впоследствии планируется использовать в экспериментах. Сейчас имеется такая техническая возможность. Необходим переход с интуитивно-субъективного уровня накопления информации, исходящего из недр народной медицины, на объективный, базирующийся на современном уровне выявления и регистрации действующих начал растительного сырья. Нет особого смысла в том, чтобы провести исследование ради него самого, результаты которого нельзя было бы впоследствии повторить или использовать. Такой важный этап научной работы позволит впоследствии, на этапе общего анализа проведенных тематических исследований, выявить закономерности и отсечь явные недоразумения.

К примеру, встречаются статьи о выявленной той или иной биологической активности ЭМ к. кошачьего, образцы которого получались от стороннего источника, но их компонентный состав существенно отличается от уже описанных. Это как минимум может говорить о том, что результаты такого исследования не будут типичными для других образцов аналогичного вида ЭМ, а как максимум – что предметом изучения было вовсе не ЭМ к. кошачьего.

Вместе с биологической активностью отдельных выделенных из растительного сырья компонентов нужно также исследовать процессы их взаимовлияния – синергии и ингибирования. Это позволит существенно глубже понять фармакологию фитотерапии и вывести ее из «расстрельного списка препаратов» с недоказанным действием.

 

Выводы

В ходе анализа ряда отечественных и зарубежных публикаций, можно отметить следующее.

1. Часто котовник лимонный и его родительскую форму – котовник кошачий не различают. В справочниках, посвященных лечению лекарственными травами, не только отечественных, но и ряда зарубежных авторов, при описании биологической активности травянистого растительного сырья к. кошачьего, часто подразумевается котовник лимонный.

2. Отечественные исследователи того или иного действия ЭМ котовника чаще всего предварительный хроматографический анализ самого ЭМ не делают. Поэтому научная ценность подобных работ существенно снижается.

3. Целенаправленное исследование к. кошачьего началось лишь в середине прошлого века. На текущий момент, проведенных исследований биологической активности ЭМ к. кошачьего и экстрактивных извлечений из Nepeta cataria на людях, не в пример меньше, чем аналогичных исследований действия ЭМ к. лимонного. Связано это, в том числе, и с более низким качеством аромата к. кошачьего.

4. В специализированных зарубежных справочных изданиях, посвященных лекарственным растениям и биологической активности выделенных из них ЭМ, перечисляемые свойства имеют ссылки на соответствующие исследования. В популярных изданиях это, как правило, не практикуется.

5. В последние годы наблюдается повышение интереса и рост количества работ не только у зарубежных исследователей, но и у отечественных, в отношении изучения состава и биологической активности ЭМ к. кошачьего и входящих в него компонентов.

 

 

 

 

Перейти к продукции  

 

На главную 

 

К общему алфавитному указателю статей

 

Top.Mail.Ru   Яндекс.Метрика  
© ООО Реал, 2002-2020