последнее изменение страницы 13.08.2020

О запахах и поцелуях

Приводим любопытную выдержку из культурно-исторического очерка «О поцелуях», изданного в Санкт-Петербурге в 1898 г. В этом отрывке датский профессор Копенгагенского ун-та К. Нюроп рассматривает два вида поцелуев: носом и ртом.

Первый вид - поцелуй носом основан на обонянии или восприятии индивидуального запаха партнера. Это не только способ получения информации о собеседнике, но и форма выражения своего отношения к нему, принятая у некоторых нецивилизованных народов. Данный вид поцелуев, чаще всего, используется в качестве «знаков приветствия». Автор считает, что он первичен или носит характер инстинкта, основанного в большей степени на обонянии, чем на осязании. Вид поцелуев, в основе которых лежит распознание запахов, играет роль своеобразной системы идентификации «свой-чужой». Чувствительный обонятельный аппарат, хорошо развитый у первобытных народов, способствует процессу запоминания, а запахи могут использоваться для «якорения» определенных эмоциональных состояний за счет формирования ассоциативных связей между определенным ароматом и, например, каким-либо событием. Один из приемов применения этой технологии – стимуляция приятных воспоминаний, например, индивидуальный запах способен длительно сохраняться и вызывать в памяти любящего образ любимой с помощью характерного аромата бережно хранимой ее личной вещи.

Поцелуи носом чаще всего вызывают улыбку и напряжение у сталкивающихся с такой формой приветствия людей из более развитых культур.

Второй вид - поцелуй ртом или поцелуй губами основан не только на обонянии, но также на осязании или тактильных ощущениях и вкусе. Это в большей степени способ передачи чувства привязанности, хотя такие поцелуи также могут иметь и характер приветствия. Разновидность поцелуя ртом – поцелуй «взасос» является чувственной формой выражения конкретного сексуального предпочтения или составляющей эротической игры.

Данный вид поцелуев распространен у цивилизованных народов. Поцелуй губами изначально не встречается, а порой вызывает и отторжение у племен, ведущих образ жизни далекий от цивилизованного. Но такая форма приветствия способна перениматься при взаимодействии с представителями более развитой культуры.

Автор делает предположение, что в первооснове поцелуя губами лежат не только чувство обоняния, но и вкуса. Не был ли первый человеческий поцелуй обыкновенным способом восприятия целующим «приятного для него запаха и вкуса тела другого человека?» - задается вопросом автор.

К. Нюроп считает, что оба вида поцелуев имеют родственное происхождение, но поцелуй ртом, как знак приветствия, стоит на более высокой ступени.

Не все приводимые автором доводы кажутся убедительными, но, без сомнения, изложенная точка зрения на тему видов поцелуев и их первопричин провоцирует на дискуссию и побуждает к размышлению...

К примеру, если гиперболизировать некоторые утверждения, то получается, что каннибализм в первобытных племенах может рассматриваться как высшая степень проявления любви к ближнему. А в цивилизованном обществе стремление слиться с любимым в единое целое (а полная форма единения – это поглощение) в символической форме проявляется, например, в виде облизывания или легких укусах при поцелуях губами в процессе сексуальных игр… (шутка).

В любом случае, данное исследование – наглядный довод за то, что у примитивных народов чувство обоняния играет более значимую роль, чем в цивилизованном обществе.

© Федотов С. В. август 2020.

 e-mail: fedotov-71@mail.ru

 

«О поцелуях»

Культурно-исторический очерк К. Нюропа. СПб.: 1898

 

О поцелуях. ООО Реал

 

…Некоторые народы совершенно не знают поцелуя в его обычной для нас форме. Так, не знают его некоторые из полинезийцев, обитатели Мадагаскара, многие негритянские племена в Африке, особенно из числа тех, которые уродуют себе губы. W. Reade рассказывает, в одном из своих путевых очерков, в какой ужас пришла одна молодая негритянка, когда он поцеловал ее. Не знают поцелуя и жители Огненной земли и эскимосы. Если верить свидетельству Тейлора, то мало знакомы с поцелуем и некоторые финские племена. В «Northern Travel» (поездка по свету) он рассказывает, что оба пола купаются и моются в бане вместе, но поцелуй считается у них высшим неприличием. Одна туземка, которой Тэйлор рассказал, что у них в Англии муж и жена могут целоваться сколько угодно, гневно воскликнула: «Ну, попробовал бы мой муж поцеловать меня! Я бы ему нагрела уши, не скоро забыл бы!».

Чем же заменяют такие племена поцелуй?

Известно, что у нецивилизованных народов существует бесконечное множество разных знаков приветствия: некоторые хлопают друг друга по рукам, по животу, другие дуют друг другу на руки, третьи почесывают правое ухо и высовывают язык и т.п. Но нас, конечно, интересуют главным образом такие знаки, которые более или менее похожи на поцелуй.

У многих народов в обычае тереться в знак приветствия друг о друга носами. Это так называемый «малайский поцелуй»; того же обычая придерживаются полинезийцы, эскимосы, разные негритянские племена, словом большинство народов, не знающих обыкновенного поцелуя.

Дарвин описывал малайский поцелуй так: «Женщины сидели на корточках, подняв лицо кверху; спутники наши нагнулись к ним, приложились переносицами к их носам под прямым углом и стали нажимать. Продолжалась эта церемония несколько дольше, нежели наше обычное дружеское рукопожатие, и сами участвующие в ней издавали в это время что-то вроде самодовольного хрюканья». Французский ученый Gaidoz, который также рассказывает об этом обычае, говорит: «Я не раз наблюдал, как кошки, привязанные друг к другу, приветствуют друг друга таким же образом. У меня самого была кошка, которая, желая приласкаться, всегда старалась прижаться носом к моему».

Таким образом, многое говорит за то, что приветствие носами акт первичный, инстинктивный, начало которого приходится, без сомнения, искать, кроме чувства осязания, в чувстве обоняния.

У Спенсора мы найдем такие соображения. Овца блеет, призывая убежавшего ягненка, обнюхивает других прыгающих возле нее ягнят и, наконец, чутьем узнает собственное детище, причем, без сомнения, испытывает сильнейшую радость. При частом повторении таких случаев развивается определенное соотношение между двумя этими факторами, - запах ягненка вызывает радость овцы.

А как у каждого животного есть свой запах, так есть он и у каждого человека. Когда патриарх Исаак состарился и ослеп, он стал различать своих сыновей только по запаху, и Иаков, надев одежду Исава, обманул чутье отца, сказавшего: «вот запах от сына моего, как запах от поля, которое благословил Господь».

Ощущение запаха, свойственного любимому человеку, может вызвать радость. </span>

У туземцев Филиппинских островов обоняние так развито, что они, понюхав платок, могут сказать, кому он принадлежит. Возлюбленные дарят там при разлуке друг другу какую-нибудь часть одежды и вспоминают один другого, вдыхая запах этой одежды.

Какую большую роль играет даже у современных цивилизованных народов тонкий запах женского тела, слишком известно, чтобы распространяться об этом.

У некоторых народов существует еще такой вид поцелуя: прижимаются губами и носом к щеке другого человека и глубоко вдыхают в себя воздух. Эти народы не говорят поэтому: «поцелуй меня», а: «понюхай меня». Такого рода поцелуй встречается у бирманцев; у многих малайских племен понятия целовать и нюхать выражаются одним и тем же словом. Другие племена не довольствуются обнюхиванием лица, но также обнюхивают и руки того, кого хотят приветствовать.

Французский путешественник, Альфред Грандидье, говорит, что поцелуй носом, практикующийся на Мадагаскаре, всегда вызывает смех у европейцев, но покоится на очень глубоких и тонких психологических основах. Воздух, постоянно проходящий между устами человека, представляется дикарям не только признаком жизни, но также испарением души, ее «аромата», как они выражаются, и вот, смешивая и вдыхая дыханье и запах друг друга, они, по их понятиям, как бы сливаются душами.

Итак, очевидно, что в основе поцелуя носом лежит обоняние. Любовь к другому человеку ведет к тому, что любишь все, что отличает этого человека от других; одним же из главных отличительных свойств служит для первобытных народов, отличающихся необычайною тонкостью чутья, запах человека; отсюда и развилось приветствие носом, принявшее затем всевозможные формы.

Как же теперь роль носа в поцелуе перешла к губам?

Предположение, что вдыхательное сокращение мускулов губ само по себе должно являться естественным, чисто физическим отражением любовных чувств, подобно тому, как известные полусудорожные сокращения верхнелицевых мускулов служат отражением гнева, - едва ли правдоподобно.

Неправдоподобно и предположение, чтобы одного прикосновения губами к лицу другого человека было первоначально достаточно для того чтобы выразить: «я люблю тебя». Но, конечно, потребность прикоснуться к любимому человеку, всячески приблизиться к нему возможно больше – весьма естественное проявление любви; что же касается причин прикосновения именно губами, то есть основания предполагать, что прикосновение это служило, прежде всего, средством достижения определенного чувственного наслаждения, органами восприятия которого могли служить только губы и рот.

Затем, если основу поцелуя носом надо искать в чувстве обоняния, то не надо ли искать хотя бы отчасти основу поцелуя губами в чувстве вкуса или, вернее, в обоих чувствах – вкусе и обонянии, так как они тесно связаны одно с другим*.

Собака проявляет свою радость, узнав господина, лизанием руки последнего. Почему? Едва ли будет слишком смелым предположение, что она прямо-таки «отведывает каков ее господин на вкус». Она любит хозяина и поэтому любит свойственный ему запах и вкус его тела.

Корова лижет своего теленка, и в этом, по-видимому, также сказывается известное чувство, которое ищет себе удовлетворения в таком действии. Почему же это действие удовлетворяет? Да, конечно, потому, что посредством его корова получает известные приятные вкусовые и обонятельные ощущения.

Не приходится ли таким же образом объяснить и первичный человеческий поцелуй, т.е. не был ли он простым восприятием целующим приятного для него запаха и вкуса тела другого человека? Объяснение это тем правдоподобнее, что вкус и обоняние были куда более тонко развиты у первобытных народов, нежели у современных цивилизованных**.

Поцелуи «взасос» (чисто вкусовые), служившие первичным естественным выражением любви, с течением времени преобразовались в более простое вдыхательное движение губ, которое мало-помалу по аналогии стало выражать и многие другие чувства: восхищение, благодарность, сострадание, смирение и пр., а в конце сошло и на обычное выражение привета.

Словом, в своем развитии поцелуй рта проходит путь параллельный поцелую носа. Оба эти поцелуя родственного происхождения, но поцелуй рта, как знак приветствия, стоит на высшей ступени, доказательством чего служит то обстоятельство, что дикари, приходя в столкновение с цивилизованными народами, оставляют обычай приветствовать друг друга носами и переходят к поцелуям ртом.

Но, нет сомнения, что дикари посредством поцелуя носом могут также выражать глубокие чувства. Один французский миссионер рассказал о приеме, оказанном ему по возвращении его на остров Помоту.

«По мере нашего приближения к острову, население начало собираться на берег с гарпунами в руках, считая нас врагами. Но как только они различили мое священническое одеяние, все закричали: «Это патер! Прочь гарпуны!». Когда же мы вышли на берег, все бросились, чтобы поцеловать меня, по своему обычаю, т.е. прижавшись носом к моему. Церемония эта была для меня не особенно приятна, и я поддался ей не вполне добровольно».

Для цивилизованных народов поцелуй носом настолько смешон, что навряд ли какому-либо поэту удалось бы окружить его поэтическим ореолом.

Поцелуй губами, напротив, проникнут в наших глазах глубочайшей поэзией. Старый немецкий миннезингер поет:

 

«Сияющее солнце меркнет в моих глазах, когда я вижу розы, цветущие на устах моей возлюбленной.

Кто может сорвать эти розы, должен быть глубоко счастлив. Много я видел роз, но никогда таких чудесных»…

«Как бы ни были прекрасны розы долин, на ее нежных алых устах расцветают в улыбке тысячи еще более прекрасных роз»…

 

*Помимо пассивного или рецептивного элемента в поцелуе, который и составляет главный предмет нашего исследования, в поцелуе есть еще, как выше упомянуто, элемент активный – прикосновение и мускульное ощущение при прижатии губ, которые и нельзя не принимать во внимание. Во время страстного любовного порыва все тело дрожит, все мускулы находятся в сильном напряжении, и прижатие рта или укус есть одна из форм, в которых проявляется страстное влечение. Здесь несколько затруднительно трактовать обстоятельно эту сторону поцелуя, которую некоторые философы считают основной, что, конечно, и верно по отношению к известным родам поцелуя. Но есть, ведь, и другие роды поцелуя, которые, по-видимому, столь же первичны, но в которых главным существенным элементом является пассивный. Основу страстно-любовного поцелуя также едва ли следует искать в чисто физическом ощущении прикосновения или в чувствах вкуса и обоняния; без сомнения, все эти чувства принимают участие в его образовании, но в постоянно меняющемся соотношении, и поэтому в поцелуе преобладает то пассивный, то активный элемент, смотря по тому, какую эротическую стадию истолковывает и сопровождает сам поцелуй. В дальнейшем исследовании будем иметь в виду лишь пассивный элемент поцелуя.

**Пожалуй, такое же объяснение можно дать и взаимным «поцелуям голубей».

Прим. автора.

 

 

 

 

Перейти к продукции

 

На главную

 

К общему алфавитному указателю статей



Top.Mail.Ru   Яндекс.Метрика
© ООО Реал, 2002-2020