последнее изменение страницы 29.10.2017

ООО =РЕАЛ= центр ФИТОАРОМАТЕРАПИИ, КОНТАКТЫ

Войткевич С. А. Командировка в Германию, 1991 год


ИЗ НЕОПУБЛИКОВАННОЙ КНИГИ "ХРОНИКА ДОЛГОЙ ЖИЗНИ" (2001)


"Союзпарфюмерпром" и наш институт больше 10 лет встречались со специалистами фирмы "Дром" и её посредниками в торговле с СССР М. Хюппин (Швейцария) и Х. Милошевичем (Югославия). Композиции этой компании (особенно "розеол" и "помеол") стали закупаться в больших количествах. Намереваясь еще больше углубить сотрудничество, фирма пригла­сила советских специалистов на одну неделю в Мюнхен.

В ноябре 1990 г. договорились, что делегацию возглавит директор Калужского комбината СДВ С. В. Воротынцев, от "Интерэкспорта" должна была поехать А. Ф. Демьянова, а от института - А. Г. Бельфер и я. У Министерства не было возражений, так как все расходы, кроме авиабилетов, брала на себя принимающая сторона.

Мы намеревались ознакомиться с работой предприятия "Дром", с оригинальным цехом для приготовления парфюмер­ных композиций, с ассортиментом используемого сырья. Нужно было провести ряд дегустаций и продолжить совместную работу по созданию духов экстра-класса. Хотелось бы так­же побывать на предприятии "Вакер-Хеми", где недавно было начато производство душистых веществ, что нашло отражение в ряде интересных патентов.

В воскресенье 3 февраля "Аэрофлот" повез нас прямым рейсом из Шереметьева в Мюнхен. Уже через два с половиной часа, когда самолет пошел на посадку, мы увидели сияющий на солнце ослепительно белый снег с редкими вкраплениями хвойных деревьев и красные черепичные крыши домов.

Немецкие таможенники в 1991 году не интересовались содержимым советских чемоданов, и буквально через 15 минут после посадки нас встретил хорошо знакомый коммерсант фирмы Вилли Брумм, человек и специалист, вызывающий симпатию и, пожалуй, мало похожий на традиционный образ немца.

Он доставил нас в центр города, где для нас были заказаны номера в гостинице "Эксцельсиор". Это очень приятный отель. Здесь современный комфорт удачно сочетается с классическим стилем.

Через полчаса нам была предложена экскурсия по Мюнхену, и В. Брумм везет нас по чистому и какому-то уютному городу. Солнечно, температура ниже нуля. Автомобили, которых на улицах не так много, сияют чистотой. На мостовой — никакой слякоти. Много людей на замерзших прудах и каналах увлеченно играют, гоняя большой диск из резины и истово полируя лед перед ним, чтобы он не остановился. Почти все без шапок.

Подъезжаем к телевизионной башне, на которой на высоте 200 м устроен кольцевой остекленный смотровой зал. Вместе с другими экскурсантами поднимаемся на лифте. Нам открывается приятное зрелище. Помоек и свалок не вид­но, а если и были какие-то огрехи, то их скрыл свежевыпавший снег. Привлекают внимание мощные крытые спортивные сооружения, построенные к Мюнхенской олимпиаде 1972 г. Недалеко от телебашни видны здания завода БМВ с двумя характерными высотными домами этой процветающей автомобильной фирмы. Вспоминаются старомодные автомобили, поступавшие в Россию по репарациям в 1946-48 годах. Теперь же БМВ — одна из лучших мировых фирм и ее лимузины 90-х годов "но­вые русские" оценили наравне с "мерседесами".

До вечера успеваем побывать в Олимпийском бассейне и подъехать к летнему королевскому дворцу. Этот дворец не так красив, как царские дворцы в окрестностях Санкт-Петербурга, но по-моему гораздо лучше, чем дворец прусских королей Сан-Суси в Потсдаме.

На обратном пути видим в центре города скопление народа и ряженых. Оказывается, сегодня 3 февраля начался так называемый "карнавал", подобный русской масленице.

Первые впечатления о Мюнхене — очень хорошие. Чувствуется, что это добропорядочный, уравновешенный город. Хорошо, что здесь всего 1,3 млн. жителей. Хорошо, что это - баварские немцы, которые уважают закон и порядок. Не дай бог городу превратиться в многомиллионный мегаполис, каким стала Москва, где коренные москвичи потеряли свое лицо и покой из-за кавказских, солнцевской, люберецкой и еще каких-то мафий, а главное, от непредсказуемости начальственных решений.

В понедельник 4 февраля после изысканного завтрака по-шведски и получасовой прогулки по Шютценштрассе, смежной с нашей гостиницей, встречаемся с сотрудником компании "Дром" Норманом Вюстнером. Он работает на фирме недавно. В Мюнхен приехал из центральной части Германии. Бегло говорит по-русски. В его немецком языке нет понят­ной баварской мягкости, а в русском - проскальзывают сол­датские фразы, которые он воспринял, когда служил в армейской разведке ФРГ и прослушивал радио, а может быть, и телефонные переговоры наших воинских частей в Германии.

Н. Вюстнер везет нас на завод "Дром" в Байербрунн, который находится в 25 км южнее Мюнхена. На флагштоках у входа в заводское здание развеваются три флага: черно-желто-красный германской федерации, пестрый бело-голубой баварский и наш красный — серпастый и молоткастый.

Нас представляют президенту фирмы доктору Бруно Шторпу, рассказывают об истории компании, которая существует с 1921 года. Начав с фармации и косметики, фирма в послевоенные годы стала специализироваться исключительно на производстве парфюмерных композиций и отдушек различного назначения. Здесь раньше работал известный химик-парфюмер В. Штайнер. Работал и остался в качестве консультанта доктор Д. Кастнер - автор многих работ по парфюмерии. Сейчас здесь трудятся 5 парфюмеров высшей квалификации, придерживающихся традиций Германии, Франции и Голландии.

Нам показывают музей, где собраны оригинальные старинные и современные флаконы и духи. Показывают стенд с историческими фотографиями. В одной из комнат стоит спортивный автомобиль пятидесятилетней давности, созданный известным авиаконструктором Мессершмиттом, как оказалось, родственником Б. Шторпа.

Президент беседует с нами о программе нашего пребывания в Мюнхене. Подают знаменитое мюнхенское пиво и сосиски. Спрашиваю, как "Дрому" удается конкурировать с такими крупными фирмами, как "ИФФ", "Живодан", "Хаарман" и "Раймер", которые не только смешивают компоненты композиций, но и сами делают многие из душистых вешеств, а поэтому могут использовать их по себестоимости без всяких наценок. Президент тотчас отвечает, что этот же вопрос я задавал пару лет назад при беседе в Москве В. Брумму (он, конечно, на беседе не присутствовал, но ее содержание, оказывается, было ему доложено), и добавляет, что на Западе при создании композиций парфюмеры обязаны ориентироваться на мировые оптовые цены душистых веществ и эфирных масел. Такой же ответ я получил в Москве, но не поверил.

В тот же день успели познакомиться с постановкой работ по парфюмерии.

Вечером В. Брумм и Н. Вюстнер устраивают нам ужин в колоссальном ресторане-пивной "Августин". Все столы на 6-8 персон и почти все они заняты. Общий шум, как на вокзале. Крепкие официантки быстро разносят тяжелые подносы, на которых, кроме тарелок с едой, стоит по 5-6 литровых кружек пива. Еда весьма обильная — свинина, телятина, грибы. Кажется, начинаешь понимать гитлеровский пивной путч 1923 года и нацистские сборища в пивных в тридцатые годы, что наши писатели и журналисты описывали только в карикатурном виде.

Вторник и среду усердно работали на фирме. Выяснили, что здесь внимательно следят за новинками парфюмерных компаний всего мира. Хотя в аналитической лаборатории всего четыре человека, опыт работы, хорошее оборудование и высокая квалификация ведущих химиков позволяют уже через 3-4 недели после поступления нового образца духов иметь результаты газохроматографического и масс-спектрометрического анализа композиции. Парфюмеры пытаются создать имитации или использовать новые идеи или продукты в собственных разработках. Именно поэтому в последнее время часто появляются духи разных фирм с подобными запахами. По этой же причине химические фирмы-производители душистых веществ держат долго в тайне новые продукты и тщательно охраняют свои патенты.

И все же "Дром", видимо, имеет успех и из-за своих "пиратских действий", и благодаря использованию новых душистых веществ, предлагаемых баварской химической компанией "Вакер-Хеми", о чем мы позже получили информацию, посетив завод этой компании.

Нам показали созданный на "Дроме" несколько лет назад цех производства парфюмерных композиций и отдушек. Его мощность не столь велика: 3000 т в год. Однако все сделано разумно с инженерной точки зрения и с немецкой аккуратностью.

На третьем этаже расположено 250 прямоугольных баков-хранилищ разного объема из нержавеющей стали, каждый из которых предназначен для определенного душистого вещества или эфирного масла. Загрузка в эти баки осуществляется с помощью мостового крана прямо из бочек поставщиков или из контейнеров. После загрузки баки герметизируются и подключаются к азоту во избежание окисления и порчи душистого сырья.

Особенно нестабильное сырье, например, цитрусовые эфирные масла вообще хранятся в холодильных камерах при температуре 5-8°С и используются по потребности.

В комнате мастера установлено табло, показывающее уровень продукта в каждом из баков-хранилищ, от которых идут разветвленные трубы в отделение дозировки на 2 этаже. Дозировка идет весовым методом, причем предусмотрено изготовление композиций от нескольких сот грамм до нескольких тонн. Оригинально решена проблема увеличения точности взвешивания до + 5 г при массе порядка 750 кг. Хотя дозировка ведется вручную, но использование принципа самотека и передвижение аккумуляторной тележки по горизонтали позволяют сделать условия труда комфортными.

Смешение осуществляют в специальных смесителях, подвешенных под потолком первого этажа так, чтобы их загрузочные люки находились на уровне пола 2 этажа. Это удобно, так как приходится использовать не только жидкие, но и некоторые твердые душистые вещества и смолы.

На предприятии работает всего 100 человек и лишь 15 производственных рабочих. Высокая квалификация и многолетний опыт работы персонала, немецкая аккуратность и стабильность качества продукции — все это помогает фирме не только конкурировать с более крупными компаниями, но и создавать филиалы в других странах.

Утром в четверг 7 февраля встречаемся в гостинице с М. Хюппин и X. Милошевичем. Они проявили внимание к нашей делегации, специально приехав в Мюнхен. Отправляемся в Байербрунн. Приветствия с шампанским. Продолжение дегустаций новых духов.

А. Г. Бельфер продолжает работу с парфюмерами по созданию новых духов типа "Этернити" совместно с фирмой.

Мне удалось подробно обсудить с В. Бруммом и парфюмером В. Мошинским сырьевые вопросы. Они были столь любезны, что даже передали мне копию списка всех душистых веществ, эфирных масел и композиций-баз, реально используемых Фирмой.

Потом был обед в заводской столовой вместе с президентом Б. Шторпом и его сыновьями. Старший сын Фердинанд - студент. Он изучает психологию и, вероятно, будет продолжать дело отца на "Дроме". Беседуем, улыбаемся. Я рассказываю о новой книге Г. Олоффа по душистым веществам, вышедшей на немецком языке в конце 1990 года. Здесь эту книгу не знают.

Перец отъездом в гостиницу нам сообщают, что визит на "Вакер-Хеми", о котором мы специально просили президента Б. Шторпа, разрешен, так что последний рабочий день командировки не пропадет напрасно.

Вечер четверга мы разошлись по магазинам, смотрели на обилие товаров и дороговизну хороших вещей. Совсем не обра­щали внимания на электронику, так как в это время шла война с Ираком и провоз электроники в самолетах был ограничен.

В пятницу рано утром С. В. Воротынцев и я вместе с В. Бруммом и Н. Вюстнером отправились к австрийской границе в г. Бургхаузен на завод "Вакер-Хеми". Дорога заняла больше полутора часов. Подъезжаем к типично-химическому предприятию с многими промышленными корпусами, ректификационными колон­нами и этажерками с химической аппаратурой под открытым не­бом. Проходная со специальной охраной, сотни автомашин на автостоянке, сотни велосипедов на площадке внутри территории.

Появляется доктор Г. Гебауэр, специалист по душистым веществам, который ведет нас в научный центр - многоэтажное здание, где размещаются многочисленные лаборатории, соответствующие направлениям работы завода и ассортименту его продукции.

По существу, "Вакер-Хеми" — это большой химический комбинат, объем продукции которого составляет 3,5 миллиарда ма­рок в год. Здесь работает около 10 тысяч человек. Традиционные продукты: поливинилхлорид (350 тыс. т в год), поливиниловый спирт, полимеры, растворители, пестициды, силиконы, силиконовые каучуки, сверхчистый кремний для полупроводников. Имеется собственная гидроэлектростанция, цех производ­ства хлора ртутным методом, печи сжигания отходов и очистные сооружения. Рабочие передвигаются по территории на велосипедах, начальники - на автомашинах.

Доктор Г. Гебауэр рассказал о новых оригинальных продуктах (их  за 12 лет создано около 20), показал образцы душистых веществ, а потом повез нас на экскурсию по заводу. Опытные установки для синтеза душистых веществ позволяют вырабатывать до 10 т каждого продукта в год. В цехе производства хлора абсолютно чистый воздух. Вообще на территории запахи почти не чувствуются.

Мы поняли, что "Вакер-Хеми" в области производства душистых веществ работает в тесном контакте с фирмой "Дром". Здесь раз в неделю бывает ведущий парфюмер "Дрома" В. Мошинский. По-видимому, тот же "Дром" является главным покупателем душистых веществ у "Вакер-Хеми". Возможно, что торговля идет по льготным ценам. Это в какой-то степени отвечает на мой вопрос, как "Дрому" удается конкурировать с другими фирмами.

Визит закончился передачей мне коллекции из 30 душистых веществ, и соответствующих спецификаций. Отрывочные данные из патентов стали более полными, но эти сведения не удалось никак использовать из-за событий в России в 1991-92 гг.

Вечером того же дня мы были приглашены на балет в исполнении голландской труппы.

Суббота прошла в беготне по городу. Попытались посе­тить картинную галерею в так называемой "Пинакотеке", но опоздали: она закрывалась в 16 часов.

Отъезд домой прошел без приключений, не считая того, что дотошные служащие аэропорта открыли мой фотоаппарат и засветили пленку.



в раздел Войткевич С. А.

 

 

 

К общему алфавитному указателю статей


 


информация

© ООО Реал, 2002-2017
Индекс цитирования   Rambler's Top100