последнее изменение страницы 29.10.2017

ООО =РЕАЛ= центр ФИТОАРОМАТЕРАПИИ, КОНТАКТЫ


Войткевич С. А. Командировка в США, 1974 год


ИЗ НЕОПУБЛИКОВАННОЙ КНИГИ "ХРОНИКА ДОЛГОЙ ЖИЗНИ" (2001)

Проведение шестого международного конгресса по эфирным маслам было намечено на сентябрь 1974 года в Сан-Франциско. Примерно за год до этого институт получил официальное приглашение. Было подготовлено несколько научных докладов.

Для нашего Министерства участие советских специалистов в таких конгрессах становилось привычным. Кроме того, поскольку в 1973 году арабские шейхи резко увеличили цену на нефть, возросли валютные поступления в СССР. Соответственно увеличились валютные средства, выделяемые Минпищепрому, и было принято решение послать в Америку делегацию не только для участия в конгрессе, но и для ознакомления с работой парфюмерно-косметических фабрик.

Возглавил делегацию Вадим Алексеевич Лазько - начальник "Союзпарфюмерпрома", обаятельный человек, проработавший к тому времени в нашей отрасли больше 20 лет, прекрасный коммерсант.

Производство представляла Галина Васильевна Малютина - директор фабрики "Рассвет", где вырабатывались массовые сорта парфюмерии и декоративная косметика. От науки выступали Николай Зосимович Якобашвили  Тбилисского института пищевой промышленности и я. В качестве переводчика была приглашена О. Г. Табачникова из газеты "Московские новости".

В пятницу 6 сентября делегация собралась в Шереметьеве и около 11 часов отбыла в Вашингтон. По пути были остановки в Париже на острове Нью-Фаундленд, но пассажиров не прибавилось. Длительный перелет через океан проходил почти все время над облаками. Лишь ближе к Америке можно было с десятикилометровой высоты разглядеть крошечные очертания океанских лайнеров.

Наконец, в 6.30 вечера по местному времени (в Москве в это время была глубокая ночь) приземлились в Вашингтоне, в аэропорту Даллас. Двигаясь к стойкам таможенной службы, оказались рядом с группой соотечественников в куртках с надписями "Апполон-Союз": в это время шла подготовка к совместному космическому полету. Их пропускали без проверки. Нас же заставили открыть чемоданы и тут же реквизировали почти у всех сырокопченую колбасу, которая по традиции предназначалась для вечерних трапез, чтобы сохранить скромные валютные суточные. Оказалось, что по американским законам ввоз мясных продуктов запрещен.

Авиакомпания, в которой мы оформляли дальнейший полет на Сан-Франциско, поселила нас на ночь в гостинице "Мариотт" рядом с аэропортом. Отели этой фирмы так похожи друг на друга, что трудно было понять, в какой стране ты находишься.

Утренняя посадка в американский самолет удивила нас новой тщательной проверкой багажа и ручной клади. Пришлось даже открывать все футляры с образцами духов. Пятичасовой перелет в Сан-Франциско закончился в 11 часов местного времени (разница времени в Вашингтоном 3 часа).

Нашу делегацию встретил вице-консул Константин Васильевич Корявин, который провез нас на микроавтобусе через дымный промышленный район, отделенный от города, и доставил к "Фейрмонт отелю", где должен был проходить конгресс.

Член оргкомитета конгресса доктор Дж. Роджерс, знакомый мне по конгрессам в Тбилиси и в Сан-Паулу, определил нашу делегацию в расположенную рядом гостиницу "Марк Гопкинс". Этот отель с 1945 года, когда в Сан-Франциско обсуждалось создание ООН, служит прибежищем делегаций коммунистических и народно-демократических стран. Это, естественно, удобно местным спецслужбам.

Вице-консул в тот же субботний день организовал нам поездку по холмистым улицам Сан-Франциско с его экзотическими трамваями, движущимися с помощью канатов, грандиозными банками, красочными национальными районами. Посетили рыбный рынок у залива. Проехали по набережной, откуда начинается восьмимильный мост на опорах, связывающий Сан-Франциско с Оклендом.

После обеда поехали к западному океанскому побережью. Здесь холодно, туманно. Вода в океане всегда холодная из-за холодного течения. Видны пустынные пляжи с темным песком. Несколько человек занимаются серфингом, но все они одеты в гидрокостюмы.

Подъехали к "Золотому мосту", столь образно описанному И. Ильфом и Е. Петровым. Хотя половина моста скрыта туманом, зрелище - грандиозное. Даже сейчас в 1995 году с этим сооружением могут конкурировать лишь немногие, например, мост через Босфор в Стамбуле или мост Салазара в Лиссабоне.

Никак не можем приспособиться к одиннадцатичасовой разнице во времени. Здесь вечер, а в Москве уже утро следующего дня.

Воскресенье 8 сентября начали с пешеходного освоения Сан-Франциско. Через Чайна-таун (китайский город), где жизнь, включая приготовление еды, выплескивается на улицы, спустились в сторону залива. Прогулялись. Обратный подъем по холмам был довольно труден, несмотря на мягкую и совсем не жаркую погоду.

Оформление дел в оргкомитете конгресса заняло целый час. Я с радостью избавился от нескольких сот долларов, которые в качестве начфина уплатил за участие всей делегации в конгрессе. Мы получили приглашения на вечерний вступительный коктейль, уточнили время выступления с докладами. После обеда и небольшого отдыха снова ходили по городу.

Во время вечернего коктейля общались со многими знакомыми. Президент "Сого" Альберт Маркович Гобер пригласил нас на ужин здесь же в ресторане под оглушительную музыку оркестра.

В понедельник 9 сентября началась работа конгресса, которая почти полностью шла на английском языке. Перевод на французский, испанский и японский давался только на пленарных заседаниях, причем, как всегда, переводчики не могли правильно произносить химические названия.

Было оглашено решение президента США об ужесточении медицинского контроля пищевых ароматических добавок и душистых веществ. Обсуждались первые результаты деятельности RIFM - исследовательского института, изучающего токсикологию душистых веществ и эфирных масел. Именно результаты работ RIFM стали немного позже основой запретов или разрешений комиссии ИФРА.

На заседании химико-технологической секции, проходившем в тот же день, О. Г. Табачникова прочитала два доклада нашего института: о синтезе анетола и о синтезе новых душистых веществ эженаля и ирисаля. С ее же помощью я отвечал на вопросы.

Второй доклад вызвал особый интерес, тем более, что были предложены для дегустации образцы этих новых продуктов. Зал оживился, когда я преподнес доктору Дэйхиллу из фирмы "Живодан", который вел заседание секции, новые духи "Визит" и "Всегда с тобой", содержащие эженаль.

К концу дня наша делегация встретилась с консулом СССР в Сан-Франциско Станиславом Николаевичем Носовым. Он оказался хорошим знакомым В. А. Лазько. Как принято в дипломатических кругах, вечером консул с супругой устроили ужин в честь нашей делегации. Китайский ресторан "Мандарин" по обстановке и по вкусу блюд был ближе к настоящему Китаю, чем московский "Пекин", особенно после так называемой "культурной революции" в КНР.

Во вторник 10 числа В. А. Лазько, Г. В. Малютина и Н. З. Якобашвили вылетели самолетом в Лос-Анджелес, чтобы ознакомиться с работой парфюмерно-косметической фабрики фирмы "Авон" в г. Пассадено. Их сопровождал коммерческий представитель этой фирмы русский по происхождению Кирилл Эрастович Гиацинтов. Оказалось, что эта фабрика не очень большая. На ней работает 650 человек. Она не слишком отличается от наших предприятий. Значительную долю продукции составляет декоративная косметика.

Существенно отличается от принятой в Советском Союзе и Европе система сбыта продукции. "Авон" имеет в г. Пассадено специальный завод-склад (350 человек), который комплектует и упаковывает продукцию в соответствии с заказами мелких оптовиков и коммивояжеров. В универмагах парфюмерия и косметика "Авон" практически не продается. Здесь даже нельзя купить модных в то время духов "Сайлёс". Но их, как и любую косметику, вам доставят домой по телефонному заказу.

Из докладов, прослушанных мною в тот день, особенно интересным было сообщение доктора К. Бауэра о производстве синтетического ментола и разделении его на оптические изомеры.

Этот процесс был подобен на первых стадиях методу, разработанному нашим институтом и внедренному в 1967 году в опытном 100-тонном цехе Калужского комбината. Но у нас не хватило умения, чтобы получать левый ментол, не отличимый от природного. Здесь нужны были более совершенная аппаратура, регулирование температуры с точностью до десятых долей градуса и немецкая пунктуальность.

Во время перерыва мне удалось побеседовать с докладчиком. Он соблюдал, к моему удивлению, предосторожности против технического шпионажа, то есть предложил мне выйти на улицу, где мы беседовали, прогуливаясь.

Сообщил номер патентной заявки на метод выделения левого ментола, реализованный в ФРГ компанией "Хаарман и Раймер". Интересовался, как работает наш опытных цех в Калуге. Спрашивал, удается ли нам получать левый ментол.

Наша прогулка совпала по времени с обеденным перерывом в банках и конторах Сан-Франциско. Можно было видеть множество людей в кафе и закусочных, много людей просто возлежало на газонах. Некоторые из них жевали бутерброды и пили кока-колу. Не было ни одной надписи, запрещающей ходить по газонам, которые, кстати, здесь засевают какой-то специальной травой, устойчивой к вытаптыванию.

До возвращения вечером моих коллег из Лос-Анджелеса я успел побывать на чествовании известного ученого Э. Гюнтера - автора энциклопедического издания "Эфирные масла". Подарил ему большой диск с музыкой Чайковского.

В среду 11 сентября заканчивалась официальная часть конгресса. По докладам и беседам со специалистами сложи­лась довольно ясная картина о производстве душистых веществ и эфирных масел в США и об объемах импорта и экспорта. Эта страна была и остается крупнейшим потребителем пахучего сырья, хотя собственно парфюмерии (или спиртовой парфюмерии) делает не так много.

Мы расспросили братьев Манхаймеров о деятельности Американской ассоциации эфирных масел, на которую возложены вопросы стандартизации и контроля качества. Получили копии текстов некоторых докладов, прочитанных на конгрессе.

Заключительный банкет проходил в "Ball Room" того же "Фейрмонт отеля". Мы выслушали короткий отчет о прошедшем конгрессе, а потом - взволнованную речь президента фирмы "Такасаго"  К. Наканиши, который очень благодарил за решение о проведении очередного седьмого конгресса в Японии.

Затем было оригинальное эстрадное шоу, закончившееся модным шлягером "Мое сердце остается в Сан-Франциско".

В четверг 12 числа рано утром сам консул С. Н. Носов провожал нашу делегацию в аэропорт. Летим на "Боинге-747" в первом классе. Вместе с нами летит А. М. Гобер, по чьей инициативе мы переместились в первый класс за счет "Сого"

Пять часов полета плюс три часа разницы времени, так что только около шести вечера получаем свои веши в колоссальном беспорядочном аэропорту Кеннеди близ Нью-Йорка. Негры так швыряют багаж, что из моего чемодана чуть не вывалилось содержимое. Жара 23-30°, душно, влажно.

В темноте добрались до гостиницы "Плаза", где нам фирма "Авон" забронировала номера. Это - старинный фешенебельный отель, вероятно, очень дорогой. Но с меня, держателя финансов всей делегации, берут в пределах скудной нормы, установленной министерством.

Гостиница расположена в самом центре города рядом с Пятой авеню и Центральным парком. Обслуга - негры. Горничные - негритянки молча без стука появляются в номерах, открыв дверь своим ключом, чтобы приготовить постель ко сну или сменить полотенце, которых в ванной комнате лежит и висит не меньше десятка.

Пятница 13 сентября началась с нашего визита к руководителям фирмы "Авон". Контора фирмы вместе с косметическими кабинетами и подсобными помещениями занимает 20 этажей в пятидесятиэтажном небоскребе из стекла и бетона на Пятой авеню вблизи гостиницы "Плаза".

С техническим директором Холмсом и К. Э. Гиацинтовым обсуждаем отличия американской косметики от советской и, в частности, говорим о шампунях, которые по американским нормативам должны содержать до 40% моющих средств вместо принятых у нас 20%.

Нас приветствует вице-президент Х. Кларк, который совсем не похож на миллионера и держателя почти четверти акций "Авон", каким является.

После традиционного ланча едем в пригород Нью-йорка — Сафферн, где находится завод "Авон". Здесь производят в год около 30 млн. штук губной помады и другие виды декоративной косметики. Осматриваем оригинальное оборудование, разработанное конструкторами фирмы.

Г. В. Малютиной понравилась система предварительной заготовки массы губной помады разных цветов и хранения ее в виде блоков в морозильной камере.

При получении заказа блок помады нужного цвета расплавляют и направляют на расфасовку. Но ничего сверхестественного мы на заводе не увидели.

В те годы приезды русских в США были редкостью, и многие хотели просто поговорить с нами. В этот день вечером мы ужинали и разговаривали с коммерсантами из Майами — знакомыми А. М. Гобера.

Утром в субботу ходили по центральной части Нью-Йорка, заглядывали в магазины, покупали мелочи. К. Э. Гиацинтов, с которым мы встретились в половине дня, познакомил нас с братом Николаем — профессором местного университета на кафедре физической химии.

Побывали на профессорской квартире. Она оказалась очень скромной: две комнаты и крошечная кухня на двадцать каком-то этаже. Электронный код на входе в дом да еще охранник у лифта. Профессор живет вдвоем с женой, детей нет. Мебель — обычная, книг совсем мало. Видно, профессора здесь не столь уважаемы и оплачиваемы, как в Европе и в те времена в России. Оба брата говорят по-русски без акцента, однако их язык напоминает старую петербургскую речь.

В воскресенье 15 сентября по приглашению родителей Гиацинтовых мы посетили их дом в штате Нью-Джерси в 30-35 км от Нью-Йорка. Это типичный американский загородный дом с собственной котельной, работающей на мазуте, и со всеми удобствами. Участок земли около 8 соток, асфальтированный выезд на шоссе. Более или менее состоятельные американцы предпочитают жить теперь вне Нью-Йорка, оставляя город для служебных помещений и многоэтажных жилых менее престижных домов.

Познакомились с пожилым человеком, который получил летом 1914 года первый офицерский чин из рук Николая II после окончания военного училища в Царском селе. Он провоевал всю войну с немцами вплоть до Революции 1917 года. Потом был в белой армии. Пережил тяжкий путь Крым-Константинополь-Югославия. До 1940 года семья жила во Франции, а затем перебралась в Америку.

На стене висят портрет императора и военные награды хозяина дома. На столе - водка и традиционная русская закуска.

До позднего вечера слушали о трудном пути этой семьи. Рассказывали о жизни в России, обходя острые политические проблемы. Старик прощался со слезами на глазах. Возвращались около полуночи семером на пятиместной машине.

Понедельник 16 числа был посвящен визиту на фирму ИФФ.  Сначала поехали в главную Нью-Йоркскую контору: четырехэтажное здание из красного кирпича, вооруженная охрана в солдатских касках, большой кабинет председателя Совета директоров, который сам соизволил принять нашу делегацию. Нас сопровождали доктор В. Тейлор и доктор А. Бондарович. Председатель Х. Уолтер произнес монолог о том, что пора Востоку догонять Запад. Президент Г. Гризанти говорил, что ИФФ  готова оказать нам помощь и содействие.

Потом отправились в сопровождении В. Тейлора и А. Бондаровича на главный завод ИФФ в г. Юнион-Бич. Это примерно в полутора часах езды от Нью-Йорка на автомобиле у побережья Атлантического океана. Местность здесь имеет довольно унылый вид. Лесов нет. Видно, их давно вырубили. Много заводов, складов. В отличие от Подмосковья, сохранилось много электрических и телефонных линий, идущих по воздуху на столбах.

Научный центр ИФФ,  которым тогда руководил доктор Айра Хилл, по существу представляет собой небольшой исследовательский прикладной институт с персоналом 150 человек. Высокая квалификация специалистов, имена многих из которых (В. Тейлор, Б. Мухерджи, Д. Холл-Блюменталь) были известны нам из научной литературы, а также самое современное оборудование позволяют решать самые сложные химические задачи.

Много внимания уделяется и прикладным исследованиям, то есть, созданию парфюмерных композиций и испытанию душистых веществ в различных изделиях. От европейских лабораторий подобного профиля научный центр отличается более широким использованием электронно-вычислительной техники. Так, все 85 хроматографов, действующих в центре, связаны с компьютером, который выполняет количественные расчеты и, если нужно, вносит их в память машины.

В библиотеке перестали хранить подборки комплектов научных журналов: она связана телефонной и телетайпной связью с информационным центром, обеспечивающим поиск и ксерокопирование необходимых материалов. Видимо, это дешевле, чем выписывать журналы.

Реферативный журнал "Chemical Abstracts" за последние годы поступает в магнитной видеозаписи и легко читается с помощью специального прибора.

Договорились об ответном визите сотрудников научного центра в наш институт и о желательности проведения совместных научных симпозиумов.

Такой визит состоялся в октябре 1976 года. Приехали А. Хилл, В. Тейлор и А. Бондарович вместе с Х. Доктером из голландского отделения ИФФ. в нашем институте провели совместный симпозиум. Потом я сопровождал американскую делегацию в Калугу. Туда и обратно ехали поездом. Побывали в цехах каталитического гидрирования и непрерывных процессов. Синтезы ментола и цитраля местные власти показать не разрешили.

Второй и третий симпозиумы были также проведены в Москве в 1978 и 1982 гг. На них обсуждались подходы к синтезу новых душистых веществ с запахом пачулиеврго и санталового эфирных масел. Продолжения не последовало.

Химические производства на заводе в Юнион-Бич, с которыми нас ознакомили довольно бегло, расположены, как правило, в одно- и двухэтажных цехах и оснащены аппаратурой периодического действия. Крупнотоннажные производства фенилэтилового спирта и галаксолида осуществляются на отдельных схемах с частичным размещением аппаратуры, например, ректификационных колонн вне помещений. Остальные продукты вырабатываются обычно на универсальных аппаратах.

Объем производства душистых веществ тогда составлял более 2500 т в год при ассортименте 200-250 наименований.

Цех производства парфюмерных композиций и отдушек действует как самостоятельное предприятие с отдельной охраной. В 1974 году здесь вырабатывалось за год более 4000 т композиций и отдушек.

Смешение компонентов осуществляют в аппаратах емкостью до 3 м3. Жидкости перекачивают специальными насосами. Довольно много ручного труда, так как сырье поступает в бочках. Операции с этиловым спиртом вынесены, как требует американское законодательство, в отдельное помещение.

Работники всех служб ИФФ старались подчеркнуть высокое качество продукции и ее дешевизну. После нашего визита объем закупок индивидуальных душистых веществ ИФФ  (галаксолида, лираля, кашмерана и др.) "Союзпарфюмерпромом" пос­тепенно возрастал, достигнув в 1986 году более 7 т в год. Но, начиная с 90-х годов, и торговля, и другие контакты с ИФФ почти прекратились.

Вторник 12 сентября был целиком посвящен работе с парфюмерно-косметической фирмой "Ревлон", продукция которой была широко известна, особенно после выпуска новых изделий декоративной косметики и модных тогда духов и туалетной воды "Чарли".

Мы посетили научный центр "Ревлон" в Бронксе, где были встречены президентом Р. Армстронгом и научным руководителем Е. Фотио. Ознакомились с лабораториями и косметическими кабинетами. По предложению В. А. Лазько был обсужден проект выпуска совместного изделия ко дню стыковки космических кораблей "Союз" и "Апполон" в 1975 году. Этот проект был поддержан президентом Р. Армстронгом. Несмотря на коммерческие трудности, к моменту стыковки в августе 1975 года фабрика "Новая заря" и предприятие "Ревлон" действительно выпустили по 100 тыс. штук духов "ЭПАС" (экспериментальный полет "Апполон"-"Союз"), которые были моментально распроданы. Потребовалось несколько встреч в Москве, чтобы успеть завершить работу в нужное время.

Упаковка духов "ЭПАС" была американской, содержимое флакона — русским, с использованием некоторых французских компонентов.

К концу дня нас познакомили со способами рекламы, используемыми "Ревлоном", и, в частности, с рекламными прилавками фирмы, которые действуют почти во всех универмагах Нью-Йорка.

В вечерней встрече в гостинице "Плаза" участвовал руководящий персонал "Ревлона".

В пятницу 13 сентября, когда половина Нью-Йорка не работала из-за празднования Нового года по еврейскому календарю, наша делегация разделилась.     

Основная группа посетила завод "Ревлон" в г. Эдисоне недалеко от Нью-Йорка. Ей был показан крупный завод (2500 человек), вырабатывающий косметику и парфюмерию. Завод - вполне современный, продукция высокого качества.

Я же с О. Г. Табачниковой совершил в этот день поездку в г. Клифтон в 25 км от Нью-Йорка на завод "Живодан". Нам прислали специальную машину с шофером, говорящим на польско-русском жаргоне, который минут за 40 доставил нас до места.

Бегло осмотрели довольно крупное химическое предприятие (750 человек), которое выпускает большой ассортимент продукции. Тогда это были производные бензилового спирта, цикламенальдегид, нитромускусы и другие известные продукты. Уже замечались трудности с внедрением новых продуктов из-за дороговизны медицинских испытаний. Большое внимание уделялось работе прикладных лабораторий и разработке композиций.

Во время визита на "Живодан" мы встретили там случайно доктора П. Стори - автора нового метода синтеза макроциклических соединений из циклогексанона через трициклогексилиденпероксид. Как оказалось, "Живодан" финансировал создание опытной установки для проверки способа Стори.

Примерно через год мы узнали, что дело кончилось взрывом. К счастью, жертв не было.

Вечером того же дня мы покидали Нью-Йорк. До самой таможни делегацию провожал президент "Ревлона" Р. Армстронг. Днем следующего дня после короткой остановки в Хитроу близ Лондона "Аэрофлот" доставил нас в Шереметьево.



в раздел Войткевич С. А.

 

 

 

К общему алфавитному указателю статей


 


информация

© ООО Реал, 2002-2017
Индекс цитирования   Rambler's Top100