последнее изменение страницы 10.01.2019

Береза

Кандидат фармацевтических наук В. САЛО

Береза пониклая (Betula pendula Roth) числится в арсенале зеленой аптеки. Листья, почки, кора и древесина дерева содержат лекарственные вещества, которые нашли применение при лечении целого ряда заболеваний.

Установлено, что в почках березы содержатся еще мало изученные потогонные и мочегонные вещества, а также ароматичное эфирное масло и смола. О применении березовых почек в качестве мочегонного средства впервые сообщала в 1834 году «Русская медицинская газета». Исследования последних лет подтверждают наблюдения русских врачей, сделанные более сотни лет тому назад.

Чай из березовых почек, а иногда и из листьев березы применяется при легкой простуде. Для этого одну чайную ложку почек заваривают в половине стакана кипятка и пьют три раза в день. B тех же случаях, когда чай заваривается из листьев, способ употребления такой: на 1 стакан кипятка берут 20 г высушенных листьев и настаивают не менее б часов, а затем процеживают и пьют два раза в день. B народной медицине настойку березовых почек на вине втирают при ломоте в суставах.

Листья березы обладают так же, как и некоторые другие растения, способностью выделять вещества, губительные для микробов, — так называемые фитонциды. Установлено, что наиболее быстро — в течение всего 3 часов — микробы погибают на листьях тополя и березы. Это интересное явление, обнаруженное учеными из Оренбурга Б. С. Драбкиной и А. М. Думовой, заинтересовало ученых в другом конце нашей страны. Так, сотрудники Ботанического института имени В. Л. Комарова Академии наук СССР и 1-го Ленинградского медицинского института имени И. П. Павлова Н. Л. Маттисон, О. П. Низковская и Е. Я. Мартынова решили использовать бактерицидные свойства березы для лечения весьма неприятного и трудноизлечимого заболевания печени — лямблиоза. Заболевание это вызывается микроскопическими организмами лямблиями, которые поселяются в желчных протоках, и сопровождается ноющими болями в правом подреберье, тошнотой, отрыжкой и другими болезненными явлениями.

Исследования начались с изучения влияния водных настоев сухих листьев березы на жизнедеятельность лямблий в пробирках. Результаты опытов оказались весьма обнадеживающими. Стоило в пробирку, где оживленно плавали лямблии, добавить небольшое количество настоя березовых листьев, приготовленного в соотношении 1:10, то есть 1 часть сухих листьев на 10 частей воды, как через несколько минут движение патогенных микроорганизмов заметно замедлялось, и они погибали. После успешных лабораторных опытов испытания настоя из березовых листьев были перенесены в стены клиники. Полученные результаты превзошли все ожидания. У 71 больного из 75 находящихся под наблюдением после курса лечения настоем березовых листьев исчез ведущий симптом заболевания — боль, перестали также беспокоить больных тошнота, рвота, горечь во рту, улучшилось их самочувствие, появился аппетит и, что самое главное, в желчи исчезли возбудители заболевания — лямблии.

B ходе клинических испытаний настоя из березовых листьев выяснилось еще одно ценное свойство этого лекарства. Не обладая токсичностью, оно вызывало сильное желчегонное действие, сравнимое только с 33-процентным раствором сульфата магния.

Источники ценных лекарственных веществ — также кора и древесина березы. B старинных травниках можно найти такие рекомендации: «Если хочешь, чтобы мясо гнилое из язвы выело, то толченую березовую кору надо всыпать в рану гнилую».

При сухой перегонке древесины березы, то есть при нагревании без доступа воздуха, получается густая, темная жидкость, всем известная под названием дегтя. Несмотря на неприятный вкус и запах, деготь широко применяется с лекарственными целями в дерматологии для лечения кожных заболеваний. Он входит также в состав известной мази Вишневского, широко используемой для лечения ран, язв.

Более эффективными по своей антимикробной активности оказались производные фенола — крезолы. Они примерно в 3 раза активнее фенола, поэтому дозировки этого вещества, применяемые в медицинской практике, менее токсичны.

Оказалось, что антисептические свойства дегтя и обусловлены содержанием в нем фенола, крезолов и других производных фенолов. Вот почему деготь широко применяется в современной медицинской практике для лечения паразитарных и грибковых заболеваний кожи, экзем и других.

Если ранней весной, как только стает снег, проколоть древесину березы, из отверстия тотчас же появится прозрачная жидкость — это березовый сок. Через вставленную в прокол трубку или соломинку можно набрать за сравнительно короткое время количество сока, достаточное, чтобы утолить жажду. На вкус березовый сок слегка сладковатый, однако привкус у сока не совсем приятный — вяжущий.

B народной медицине березовый сок издавна считают средством, «оздоровляющим кровь». Принимают его по три стакана в день, а то и в большем количестве, при экземах, лишаях. Кроме того, березовый сок в народе считается полезным при подагре и ревматизме.

Вероятно, многие видели на стволах берез крупные наросты с черной, растрескавшейся поверхностью, на которой имеются и белые участки бересты. Впечатление такое, будто дерево поражено опухолью, приподнявшей в этом месте кору, Этот нарост обязан своим происхождением одному из видов трутовиков, грибов, паразитирующих на стволах деревьев.

Как и все грибы, трутовики размножаются спорами. Попадая в повреждения коры (обломанные сучья, морозобойные трещины, надрезы), споры трутовиков прорастают, пускают в глубину тканей дерева грибные нити — гифы, которые разрушают клетки растения-хозяина, вызывая гниль древесины. Когда гриб укоренится на поверхности ствола, развивается его плодовое тело, состоящее в основном из трубочек, внутри которых вырабатываются споры. Плодовые тела трутовиков имеют разнообразную форму: копытовидную, консолевидную, их можно встретить не только на березе, но и на дубе, ольхе и липе.

Но есть среди трутовиков не совсем обычный гриб. Называется он инонотус скошенный (Inonotus Obliquus), или чага. Безобразные наросты на березе и обязаны своим происхождением этому грибу. Биология этого трутовика настолько своеобразна, что ученые не сразу разобрались во всех ее тонкостях. Казалось странным, что в наростах чаги, которые, естественно, ассоциировались с плодовыми телами трутовиков, никогда не образуется трубочек со спорами. Но ведь гриб должен как-то размножаться, Многие годы паразитирует чага на березе, но спор так и не образует. C годами нарост достигает внушительных размеров — до 50 см в длину и 40 см в ширину. Внутренняя ткань нароста, если ее рассмотреть под микроскопом, оказывается, состоит из переплетенных грибных нитей и настолько тверда, что поцарапать ее, например, ногтем не удается. Грибные нити, словно щупальца спрута, проникают в древесные ткани дерева и разрушают их. Прочность березового ствола в месте внедрения гриба нарушается, и в одно прекрасное время под напором ветра дерево ломается и погибает. И только после гибели растения-хозяина в «предчувствии» и своей гибели гриб вступает во вторую фазу своего развития, Под корой погибшего дерева вырастает плоское плодовое тело инонотуса скошенного. Толщина его не превышает 3—4 см, зато в длину оно простирается на 1—2 м, при 20—30 см ширины. Плодовое тело инонотуса скошенного, как и у других трутовинов, состоит из трубок, в которых вырастают споры. Однако до тех пор, пока на безжизненном стволе березы держится кора, она закрывает спорам свободный выход в атмосферу, и они могут свободно высыпаться из отверстий трубок только после опадения коры. Подхваченные ветром, споры попадают в трещины деревьев, и цикл развития гриба повторяется вновь.

Описанные наросты на березах, обычно именуемые чагой, состоят не только из грибных нитей инонотуса скошенного. Дело в том, что в месте внедрения гриба наблюдается опухолевое разрастание тканей дерева, имеющее сходство с рановыми опухолями у животных. Ткани опухоли и грибные нити так плотно переплетаются между собой, что отделить их почти невозможно.

Чага живет на березе многие годы, при этом под влиянием грибных нитей физиологические процессы в примыкающих к ним тканях дерева отклоняются от нормы, что приводит к накоплению в чаге веществ, обычно несвойственных растительным тканям. Они не обнаруживаются ни в клетках нормальной березы, ни в клетках плодовых тел инонотуса скошенного, развивающихся уже после гибели растения-хозяина. Эти вещества полифенолкарбоновой природы получили название хромогенного комплекса за свою способность давать интенсивно окрашенные коллоидные растворы. Bпepвые выделил их из чаги в 1864 году профессор Г. Драгендорф. Хромогенный комплекс специфичен для чаги и не обнаруживается у других трутовиков.

Какова же роль веществ, образующих хромогенный комплекс в чаге? Являются ли они конечными продуктами обмена, своего рода отбросами, или же принимают активное участие в биохимических процессах, выполняя какие-то жизненно важные функции? Ученые склоняются к последнему. Они считают, что вещества хромогенного комплекса вырабатываются в клетках тканей березы в качестве защиты против проникающих в них и губительно действующих на ферменты выделений гриба-паразита. Это мнение подкрепляется экспериментальными данными, свидетельствующими о том, что вещества хромогенного комплекса действительно оказывают стимулирующее воздействие на подавленные ферментные системы.

Интерес к чаге возник у врачей еще в середине прошлого столетия, и основывался он на опыте народной медицины. Отварами чаги народные знахари издавна пытались лечить рак. Возможно, в случаях ошибочной диагностики, а такие случаи в прошлом вполне вероятны, наблюдалось выздоровление больных, как полагали, от рака, а стоустая молва разносила славу о чудодейственном лекарстве. B 1862 году в Петербурге появилась статья врача А. Фурхта, в которой сообщалось об успешном излечении отваром чаги рака нижней губы. Эта статья вызвала большой интерес у медицинской общественности и послужила предметом обсуждения на одном из заседаний Общества русских врачей. Многие врачи пытались использовать отвары чаги для борьбы с неумолимым недугом, но успеха не имели. B то же время они замечали, что приемы чаги способствовали улучшению самочувствия больных, оказывали болеутоляющее действие. Однако препараты чаги так и не вошли в широкую медицинскую практику того времени, и чага была забыта.

Интерес к чаге вновь возник в 1949 году, когда советские ученые П. К. Булатова, М. П. Березина и П. Я. Якимов собрали и обобщили большой материал о применении чаги в научной и народной медицине. Вскоре исследованиями чаги занялся коллектив ученых Ботанического института имени В. Л. Комарова Академии наук СССР, и в 1952 году были получены первые лекарственные препараты из гриба, оказывавшие терапевтический эффект и пригодные для длительного хранения.

Препараты чаги прошли широкие клинические испытания на больных раком IV стадии, в результате было установлено, что применение их способствует более благоприятному протеканию болезни, улучшает общее состояние и самочувствие больных. У пациентов, принимавших препараты чаги, отмечалось уменьшение болей вплоть до полного их исчезновения, появлялся аппетит, улучшался сон, нормализовалась функция кишечника.

Терапевтическое действие препаратов чаги обусловлено наличием в них хромогенного комплекса, о котором мы уже упоминали. Входящие в него вещества стимулируют, нормализуют в определенной степени деятельность ферментных и кроветворных систем, подавленных развивающейся злокачественной опухолью, они увеличивают сопротивляемость организма, но, к сожалению, не приводят к устранению причины самого заболевания.


 

"Наука и жизнь" (1969, № 12)

 

 

 

 

К общему алфавитному указателю статей

  Rambler's Top100
 ©  ООО Реал, 2002-2015