последнее изменение страницы 28.12.2020

1.9. ЗАПАДНАЯ ЕВРОПА И РОССИЯ ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Парфюмерным фабрикам Парижа, испытавшего немецкую оккупацию 1940-1944 гг., не пришлось пережить вражеских авиационных налетов и артиллерийских обстрелов. Нетронутым остался и город Грасс, хотя совсем недалеко от него в августе 1944 г. союзные войска высаживались на южное побережье Франции.

Французская парфюмерия после войны стала быстро возрождаться. Уже в 1947 г. на рынке появились новые превосходные духи, такие как, например, "Мисс Диор" компании "Кристиан Диор" или "Дух времени" ("L'Air du Temps") фирмы "Нина Риччи". Выпуск духов под именами известных во всем мире домов моды, как и создание в свое время "Шанель № 5", были нарушением традиции начала века, когда разработкой и производством духов занимались специализированные парфюмерные фирмы: "Убиган", "Коти", "Герлен".

Французские дома моды осознали, что парфюмерия и косметика являются не только важным дополнением к элегантным дамским нарядам, но и могут дать значительную прибыль. Практически никто из них не стал создавать парфюмерных лабораторий с сотнями душистых веществ и эфирных масел. Никто не стал заказывать отдельных компонентов композиций: ведь каждый компонент должен пройти тщательные аналитические и органолептические испытания. Дома моды предпочитали покупать готовые парфюмерные композиции, которые нужно было растворить в спирте (иногда добавив некоторые настои), оставить на определенное время для выстаивания, отфильтровать и расфасовать в красивые фирменные флаконы.

Поставщиками композиций стали такие европейские и транснациональные компании, как "Фирмених", "Живодан", "Рур Бертран", "ИФФ", "Драгоко" "Хаарман-Раймер", "Наарден" и некоторые предприятия Грасса. В этих компаниях и стали работать ведущие парфюмеры.

С 50-х годов начал практиковаться отбор парфюмерных композиций для новых изделий по конкурсу. Заказчик, то есть будущий производитель духов или туалетной воды, объявлял конкурс, как правило, с указанием типа запаха и предельной стоимости композиции. Выигравшая конкурс компания-поставщик композиции брала на себя обязательства по ее поставке. Имя парфюмера-создателя, как правило, сохранялось в тайне. Духи продавались фирмой-заказчиком от ее имени. Она же обеспечивала рекламу и реализацию новых духов.

Возможно, что некоторые компании, хорошо зная друг друга, обходились и без конкурсов. Во всяком случае все стремились дать на рынок духи с новыми нюансами запаха, а это можно было сделать, используя новые пахучие продукты. Внимание к новым синтетическим душистым веществам увеличивалось также и из-за постоянного роста цен на большинство эфирных масел.

В 50-х и 60-х годах появились духи, в состав которых вошли спирт листьев и его сложные эфиры. Это были, например, "Диорис-симо" ("Кристиан Диор", 1956) и "Фиджи" ("Ги Ларош", 1966). Духи "Кабошар" ("Грэс", 1958) отличались вводом производных хинолина с сильным запахом кожи. Духи "О соваж" ("Кристиан Диор", 1966) были первым опытом применения нового душистого вещества с запахом жасмина — гедиона. Эти сорта духов выдержали проверку временем: они до сих пор находят своих покупателей.

В 70-х и 80-х годах новые духи и туалетные воды посыпались, как из рога изобилия. Возникли фирмы, которые пытались получить прибыль, выпуская духи под громкими именами знаменитых деятелей искусства, например, Сальвадора Дали или Алена Делона. Американская компания "Ревлон" создала духи и одеколон "Чарли" (1973 г.), предназначенные не для избранных, а для широкого круга молодых людей.

Неожиданно появилась фирма "Джован" в Чикаго, которая в 1972 г., следуя запросам бунтующей тогда молодежи, выпустила на рынок духи и туалетную воду "Джован Маек" в обычной фармацевтической склянке с примитивным довольно грубым мускусным запахом основного компонента — галаксолида. Это были духи для "хиппи", сотни которых в начале 70-х годов спали вповалку на скверах Амстердама и некоторых городов Европы, не имея возможности принять душ и переночевать в сильно подорожавших номерах гостиниц. Хорошо еще, что добрейшая королева Голландии Юлиана запретила полиции преследовать "хиппи" и даже устроила приюты для рождающихся "случайно" младенцев.

Достигнутые в 60-х годах успехи промышленного синтеза душистых веществ с запахом природного мускуса, санталового масла, серой амбры и жасмина позволили не только заменять эти дефицитные и дорогие творения природы, но и создавать новые оригинальные парфюмерные композиции. "Фирмених" и "Живодан" стали рекламировать и продавать макроциклический мускус — пентадеканолид (экзальтолид, тибетолид). Специалисты "Фирмених" организовали производство компонента серой амбры — амброкса, который вошел в состав так называемого "фиксатора 404". Эти продукты применялись в духах различных типов, например:

"Арамис" ("Арамис", 1965), "О де Герлен" ("Герлен", 1974), "Анаис Анаис" ("Кашарель", 1979).

Использование синтетических заменителей санталового масла расширилось после организации в России производства санталидола и срочного воспроизведения этого синтеза европейскими фирмами.

Новый продукт "Фирмених" с запахом жасмина — гедион, не сразу получивший должное признание парфюмеров, стал применяться во все больших концентрациях. Так, например, ввод гедиона в композиции известных духов достиг:

"Шанель № 19" ("Шанель," 1971) — 13%, "Кориандр" ("Кутюрье", 1973) — 20%, "Самсара" ("Герлен", 1989) — 25%.

В последние годы в Европе, как и во всем мире, наряду с увеличением спроса на духи, туалетные воды и одеколоны, возросла потребность в туалетном мыле и отдушках для косметики, синтетических стиральных порошков и других товаров бытовой химии. Заметно увеличилось производство пищевых ароматизаторов.

Все это требовало увеличения выработки душистых веществ и эфирных масел, что приводило к специализации производств и ограничению ассортимента на данном предприятии или в данной фирме.

Производители душистых веществ часто попадали в сферу интересов крупных транснациональных компаний.

Так, например, фирма "Живодан" с 1964 г. вошла в состав концерна "Гофман ля Рош", головное предприятие которого находится в Базеле, и совсем недавно объединилась с французским предприятием "Рур-Бертран", входившим в тот же концерн. Старейшее немецкое предприятие "Хаарман и Раймер" стало дочерним у химического гиганта "Байер". Голландский "Наарден", объединившись с английским "ППФ", образовал компанию "Квест", входящую в концерн "Юнилевер.

Относительную независимость сохранили только фирмы "Фирмених" и "ИФФ". Последняя, кстати, возникла от объединения голландской и американской компаний.

Результатами такой организационной перестройки было создание ряда крупных производств. "Живодан" стал вырабатывать синтетический линалоол, пользуясь базельским полупродуктом синтеза витамина А. Компании "Хаарман и Раймер" удалось в начале 70-х годов начать производство ( —)-ментола, идентичного природному. На предприятиях "ИФФ" были организованы промышленные синтезы индановых мускусов — галаксолида и целестолида, разработанные голландским химиком М. Бээтсом.

С начала 60-х годов при химических исследованиях эфирных масел и душистых веществ стали широко использовать новые методы инструментального анализа, в том числе, газожидкостную хроматографию, спектрометрию ПМР, масс-спектрометрию. В эфирных маслах были найдены некоторые компоненты, которые при малых концентрациях обладают мощным ольфакторным эффектом.

В этой области особо успешными были работы исследовательского центра "Фирмених", где М. Штолль, Г. Олофф и Э. Демоль вели детальные исследования эфирных масел розы, жасмина и других важных для парфюмерии растений.

При изучении болгарского розового масла были обнаружены минорные компоненты, сильно влияющие на запах. Первым был розеноксид (0,46%), который имеет резкий цветочный запах, только при разбавлении приобретающий ноты розы и свежей зелени.

B 60-х годах "Фирмених" и "Драгоко" освоили производство роэеноксида из цитронеллола. Его стали использовать в композициях типа гераниевого эфирного масла, где он тоже был найден. Синтетический розеноксид вошел в состав некоторых новых духов, например, американских духов "Норелл" ("Ревлон", 1970), модных в США в семидесятые годы.

Структурная формула розеноксида была изображена на почтовой марке СССР, выпущенной в 1968 г. специально к IV международному конгрессу по эфирным маслам, который проходил в Тбилиси.

Двумя важными микрокомпонентами розового масла оказались также бета-дамасцеион (0,14%) и бета-дамаскон (0,0003%), обладающие ничтожными обонятельными пороговыми концентрациями (соответственно 0,009 и 0,09 частей на миллиард), а, следовательно, сильным запахом.

Компания "Фирмених" сумела организовать получение альфа- и бета-дамасконов синтетическим путем. Результатом был "парфюмерный терроризм" с помощью духов "Пуазон" ("Кристиан Диор", 1985 г.), что значит по-французски яд. В композицию этих духов было введено всего лишь около 0,3% бета-дамаскона и 0,5% гамма-декалактона.

Многие женщины не могли переносить ядовитый запах "Пуазона". Говорят, что на дверях некоторых ресторанов Парижа появились записки, не рекомендующие входить тем, кто употребляет эти духи. Более терпимым был запах духов "Пантера" ("Картье", 1987 г.), в композицию которых входит 0,36% альфа-дамаскона, один из оптических изомеров которого имеет порог обоняния в тысячу раз больше, чем бета-дамаскон, то есть обладает более мягким запахом.

Исследование микрокомпонентов эфирных масел продолжается и сегодня. С помощью специальных приемов инструментального и ольфакторного анализа удается обнаружить душистые вещества при таких концентрациях, которые не может регистрировать самый чувствительный хроматограф, но воспринимает человеческий нос. Эти вещества могут влиять на запах всего эфирного масла. Видимо, такие компоненты и придают эфирным маслам характерные "природные" оттенки запаха.

В каталогах зарубежных фирм в настоящее время значится около 850 душистых веществ, получаемых синтетическим путем или выделяемых из эфирных масел. Мало вероятно, чтобы это количество увеличилось, так как экологические и медицинские требования к их производству и применению становятся все более жесткими. Например, если тридцать лет назад окисление "хромовой смесью" считалось самым обычным процессом, то сейчас его стараются не применять из-за канцерогенности хромпика. Введен строгий контроль за составом и способами переработки промышленных стоков. По медицинским показателям запрещено использовать в парфюмерии версалид, мускус амбровый и дигидрокумарин. Для ряда душистых веществ введены ограничения концентрации. Стоимость медицинских исследований нового химического соединения часто во много раз превышает стоимость организации его производства.

Но несмотря на все эти обстоятельства и на общее подозрительное отношение общества к химии, в парфюмерии соотношение "природы" к "химии" составляет 1 :(4—6). Сейчас никто не будет выращивать 500 000 т ванильных стручков, чтобы заменить 10 000 т ванилина, который вырабатывается химическим путем и идет для целей ароматизации, никто не будет снова убивать кашалотов, чтобы отыскать в одном из нескольких тысяч амбру.

Развитие в послевоенный период производства душистых веществ и эфирных масел в России и других республиках Советского Союза было насущной необходимостью. Государство планировало восстановление промышленности и колоссальный рост производства парфюмерии, косметики и туалетного мыла.

В 1948 г. с пуском цеха нитромускусов начал действовать Калужский комбинат синтетических душистых веществ. Постепенно туда переводились отдельные производства московских заводов. Эти перемещения сопровождались увеличением объема выпуска, внедрением новой аппаратуры, иногда изменением качества сырья.

ВНИИСНДВ выполнял работы химико-технологического характера, связанные с освоением методов синтеза в Калуге, участвовал в обучении инженерно-технического персонала.

К 1952 г. комбинатом были освоены, кроме мускусов, производства кумарина, терпинеола, ацетиланизола, цитраля, ионона, ряда сложных эфиров, жасминальдегида и других душистых веществ.

Решение текущих химико-технологических задач лишь на короткое время отвлекло сотрудников ВНИИСНДВ от перспективных работ, направленных на создание надежной сырьевой базы для парфюмерии. Ставший в 1946 г. научным руководителем института профессор В. Н. Белов был инициатором нового подхода к созданию промышленных методов синтеза душистых веществ с запахом санталового масла, ирона, макроциклических мускусов и некоторых новых пахучих продуктов.

С участием В. Н. Белова был впервые синтезирован трет-бутилциклогексилацетат, имеющий приятный цветочно-древесный запах. Этот продукт под названием циклоацетат стал в нашей стране выпускаться с 1950 г. Вскоре инициативу подхватили западные фирмы. И теперь его вырабатывают десятками тонн под многими торговыми названиями.

В России циклоацетат стал как бы родоначальником целой группы новых душистых веществ, которые получают каталитическим гидрированием алкилированных фенолов.

Во ВНИИСНДВ группой под руководством Л. А. Хейфица были начаты работы по получению новых душистых веществ с запахом санталового масла. Основанием для их постановки послужила краткая публикация 1947 г. и беседы со специалистами Германии. Эти работы привели к получению изомерных смесей терпенилциклогексанолов, которые действительно пахли санталом.

Уже у 1956 г. была выработана первая производственная партия санталидола и началось регулярное производство, достигшее 30 т в год. Санталидол с успехом использовался в парфюмерии. Довольно длительной работы потребовало изучение состава и строения носителей запаха санталидола.

Зарубежные фирмы ("Живодан", "Хаарман и Раймер", "ИФФ" и др.) в 60-х годах также освоили подобные производства. Потом появились и другие вещества различного химического строения, что решило проблему дефицита индийского санталового масла.

Нитромускусы, производство которых осуществлялось Калужским комбинатом и рядом зарубежных фирм, по своим перфюмерным свойствам значительно уступали макроциклическим мускусам. Вместе с тем это производство относилось к категории взрывоопасных.

В СССР сразу отказались от получения и использования мускус-ксилола (I), который как ароматическое тринитропроизводное должен обладать взрывчатыми свойствами, что очевидно из сравнения его структурной формулы со структурой всем известного тротила

(II).

Войткевич1.9

Калужский комбинат вырабатывал мускус амбровый (III) и мускус-кетон IV, и первые десять лет это производство было достаточно стабильным и не сопровождалось какими-нибудь эксцессами.

Но в 1958 г. на стадии нитрования в синтезе амбрового мускуса, где используется опасная смесь азотной кислоты с уксусным ангидридом, произошел выброс реакционной массы из 1000-литрового реакционного аппарата. Была ранена аппаратчица, управляющая процессом, и повреждены окна цеха.

Усиление мер безопасности позволило нормально работать до 1982 г., когда произошла более серьезная авария. Было решено не возобновлять производства амбрового мускуса, тем более что появились данные об ограничении его применения из-за нейротоксического и фотохимического действия на человека.

Несколько лет после этого нитромускусы импортировались, пока в 1985 г. комиссия ИФРА не огласила полный запрет на применение в парфюмерии и отдушках амбрового мускуса, что сразу сделало сомнительным целесообразность использования и мускус-кетона.

Эта поучительная история показывает, насколько были правы те химики, которые еще в 50-х годах начали разрабатывать более простые, чем тогда было известно, пути синтеза макроциклических мускусов или работать над методами получения так называемых "индановых" или "тетралиновых" мускусов.

Группа сотрудников ВНИИСНДВ под руководством В. Н. Белова к 1954 г. разработала производственный способ получения макроциклического лактона — пентадеканолида, исходя из ундециленовой кислоты. Хотя он включал непривычные для производства стадии гидробромирования ундециленовой кислоты и перекрестной электроконденсации по Кольбе, метод отвечал техническим требованиям тех лет. Будучи освоенным на заводе "Сложные эфиры", способ позволил в течение 25 лет, начиная с 1956 г., производить ежегодно около 1 т пентадеканолида и до 6 т оксалактонов, которые также были признаны по запаху близкими к натуральному мускусу.

Даже эти сравнительно небольшие количества отечественных макроциклических мускусов позволили парфюмерам более щедро расходовать их при создании новых духов. "Новая заря" выпустила в 1955 г. запоминающийся сорт духов "Каменный цветок" (авторы В. Иванов, В. А. Грибанова), композиция которых содержала 5,5% пентадеканолида. В 1970 г. фабрика "Северное сияние" создала духи "Черное домино" (автор В. А. Лакоткина), где ввод оксалактона 2-11 достиг 20%. Позже там же были разработаны превосходные духи "Воздух осени" (авторы Л. Ф. Андрианова, М. А. Сомова), где 8% пентадеканолида удачно сочетались с 7% сантала-А и 12% гедиона.

ВНИИСНДВ и созданный в 1959 г. его Калужский филиал очень много усилий затратили на разработку более удобных для производства схем получения макроциклических мускусов. К сожалению, Институту элементоорганических соединений АН не удалось воспроизвести в производстве синтез нужных фракций тетрахлоралканов, из которых надеялись получать мускусы.

Более реальными были испытанные на опытных установках ВНИИСНДВ и филиала схемы получения мусконата и оксалактона 2-11, внедрению которых в производство помешал кризис экономической системы государства 1992 г. Эти схемы приводятся во II части книги.

Из достижений 60-70-х годов стоит упомянуть разработку во ВНИИСНДВ синтезов (±)-ментола из мета-крезола, новых душистых веществ из алкилированных фенолов, анетола из анизола, амброксида из склареола, эленола и эленилацетата из альфа-пинена, эженаля из линалоола. Подробности сообщаются во II части.

Крупным успехом Калужского филиала института была разработка и освоение в 100-тонном цехе производства цитраля из изопрена, ацетона и ацетилена. Двадцатилетняя работа цеха показала надежность этого метода, хотя стало очевидным, что при предполагаемом десятикратном увеличении выпуска цитраля завод должен находиться рядом с источником ацетилена и что ряд стадий нуждается в усовершенствовании.

В СССР после второй мировой войны сохранилась консервативная система, при которой ведущие парфюмерные фабрики сами разрабатывали рецептуры духов, одеколонов и отдушек, выпускаемых ими. Здесь действовали отделения для приготовления композиций и хранился полный набор необходимого сырья. Периферийные предприятия, как правило, заказывали необходимые им композиции "Новой заре" или "Северному сиянию".

После того как ВНИИСНДВ с участием ведущих парфюмеров Москвы и Ленинграда начал с 1949 г. обучать молодых парфюмеров, практически на всех парфюмерно-косметических фабриках страны появились специалисты, которые могли вести не только контроль производства, но и создавать новые изделия.

Частые реорганизации системы управления промышленности, особенно в 1953-65 гг., когда руководство сначала было передано из союзных Министерств в республиканские, потом Совнархозам, а затем снова союзным Министерствам, не смогли дезорганизовать работу парфюмерно-косметической отрасли.

Наблюдался общий рост производства. Заметно улучшилось оснащение парфюмерных и косметических фабрик.

Однако уже тогда начала сказываться ограниченность ассортимента сырья. Строительство новых цехов и установок для получения душистых веществ из химического сырья замедлилось, а с 1976 г. вообще прекратилось. В то же время большинство парфюмерных фабрик было реконструировано и оснащено поточными линиями. Им нужно было много сырья.

Дефицит душистых веществ и эфирных масел стал особенно ощущаться к началу 80-х годов. Попытки Минпищепрома и "Союзпарфюмерпрома", который с 1965 г. руководил отраслью, привлечь химические предприятия к выпуску душистых веществ утонули в бюрократическом море Минхимпрома и Госплана.

Выход был найден в увеличении импорта за "нефтедоллары", которые потекли в страну после резкого повышения арабскими шейхами мировых цен на нефть в 1973-74 гг. Начальники сняли с себя заботы о новом строительстве, о разумном решении технологических и экологических проблем.

Постепенно стал изменяться и характер закупаемого сырья. Если в 70-х годах импортировались в основном эфирные масла растений тропического пояса и индивидуальные душистые вещества, например, экзальтолид (пентадеканолид), галаксолид, мошус P-I (оксалактон 5-10), технический цитраль, гедион, линалоол, то, начиная с 1980 г., зарубежные фирмы стали все чаще соблазнять руководителей предприятий и главных парфюмеров композициями-базами, цена которых в 3-4 раза превышала суммарную стоимость их составляющих. Поставщики получали увеличенную прибыль за секрет создания такой композиции-базы, а заказчикам иногда нужно было просто "разбульонить" эту композицию слабопахнущими отечественными компонентами, чтобы выпустить на рынок новинку.

В такой деятельности особенно отличался только что построенный на деньги Минпищепрома СССР, но не зависимый от "Союзпарфюмерпрома" рижский завод "Дзинтарс". Попытки ВНИИСНДВ как-то упорядочить и ограничить импорт композиций-баз успехом не увенчались.

Так был сделан первый шаг к зависимости русской парфюмерии от Запада. Окончательная же потеря независимости парфюмерных фабрик произошла при приватизации и акционировании их в 1993-94 гг.

"Северное слияние" было продано европейскому концерну "Юнилевер" и практически не разрабатывает новой парфюмерии.

"Новая заря" резко сократила выработку парфюмерии и работает почти полностью на импортных композициях, закупаемых при посредстве египетских фирм.

Почти в 10 раз сокращено производство парфюмерных изделий на предприятиях Екатеринбурга, Казани, Краснодара.

Устояла пока фабрика "Свобода", которая сохранила широкий ассортимент туалетного мыла и косметических изделий.

Будем надеяться, что упадок отечественной парфюмерии в России носит временный характер. Вспомним, что даже Г. А. Брокар, создавший в прошлом веке крупную парфюмерную фабрику в Москве, был патриотом России и где только мог доказывал высокий уровень русской парфюмерии. Потребитель, обманутый блеском этикеток и надписями "Париж" (на одесских, польских и неизвестно кем сделанных товарах), вернется в своем большинстве к использованию отечественных парфюмерии и косметики.


(Войткевич С. А., Хейфиц Л. А. От древних благовоний к современным парфюмерии и косметике) 

 

 

в раздел Войткевич С. А.
 

На главную 

 

Перейти к продукции  

 

К общему алфавитному указателю статей


Top.Mail.Ru   Яндекс.Метрика  
© ООО Реал, 2002-2021