последнее изменение страницы 22.02.2017

 О состоянии мыловарения в России

Что касается развития мыловаренного производства у нас в России, то мы шли в данном случае, как и во всех остальных отраслях промышленности, позади Западной Европы. Сами, самостоятельно, мы ничего не придумали в этой отрасли промышленности, а все получали уже готовым из Западной Европы, по преимуществу же из Германии. Всякие нововведения и улучшения в мыловарении доходили до нас из Западной Европы много лет уже спустя по их применении там, причем эти улучшения доходили до нас не на основании научно обставленных опытов, или научно обоснованных положений, а на основании исключительно лишь практических переносов к нам некоторых отрывочных данных о том или ином способе приготовления того или иного в данное время ходкого товара. Лица, переносящие к нам улучшенные способы по мыловарению, к несчастью, сами не обладали никакой научной подготовкой. В большинстве случаев то были только лишь мастера, да и мастера не из первых. Поэтому все это переносилось к нам очень поздно, когда уже в Европе данный способ приготовления мыла считался устарелым, у нас же он выдавался за последнее слово мыловаренного дела. К тому же всякий новый способ переносился к нам в неполном виде, а в большинстве случаев в очень отрывочном и даже прямо таки искаженном виде.

Производство мыла известно у нас, сравнительно, очень давно. К сожалению у нас нет точных указаний, кто и когда первый стал варить у нас мыло. По всем же вероятиям, в первый раз его стали приготовлять у нас в Новгороде. Это искусство могло быть занесено туда из Ганзейских городов, с которыми, как известно, Новгородцы поддерживали самые близкие торговые сношения. Отсюда уже, по всем вероятиям, эта отрасль промышленности распространилась и по остальным русским городам.

В начале мыловарение, как это по всему видно, было очень плохо развито у нас, так как спрос на этот продукт был в высшей степени незначительный. Если мы и в ХХ-м столетии не отличаемся особенной культурностью и чистотою, то чего же можно было ожидать от наших предков, предположим, ХІV-го или XV столетий. При знакомстве с повседневной домашнею жизнью тогдашних даже высших сословий, не говоря уже о среднем и низшем, видно, что они в своем домашнем обиходе очень легко и свободно обходились без мыла. Хотя наши предки и любили ходить в баню, но в бане они, как еще до сих пор наш простой народ, мыла или вовсе не употребляли, или употребляли его только в особо исключительных случаях. В банях же главным образом парились, мыться же, как это мы понимаем теперь, не мылись, а лишь после жаркого паренья окачивались водою. Правда, в некоторых случаях варили в бане для мытья головы из древесной золы щелок. Но и это искусство повсеместно стало распространяться только с XVII столетия, а до этого оно практиковалось очень редко. Что же касается белья, то и его стирали по преимуществу лишь одним щелоком, а мыло для этого употреблялось очень редко. Вообще малая культурность и бедность наших предков не способствовали развитию у нас мыловарения и спрос на мыло у нас был очень незначителен, вследствие чего оно и развивалось у нас очень медленно. В первый раз нечто вроде заводов, так называемые, мыловарни, появились у нас в XVII столетии, до этого же времени нет нигде точных указаний об их существовании.

В этом столетии самым лучшим мылом в России считалось «костромское». Но своего мыла у нас вываривалось очень немного, больше же всего у нас в то время употребляли привозное из других стран мыло: «холяпское» и «испанское». В ХVIІ-м столетии у нас было уже 5 заводов, а при вступлении на престол Павла І-го — их было 8. Но все это были не заводы, как мы это понимаем теперь, а лишь небольшие мыловарни для изготовления в небольшом количестве товара. О правильно организованных заводах не только в то время, но даже до начала 60-х годов XIX столетия у нас не могло быть и речи. До средины XIX столетия мыло у нас варилось по мере надобности. А так как надобность эта была не особенно значительна, то мыловар, сваривши одну варку, более уже не варил. Он дожидался часто месяцы, пока не распродавался его товар, тогда он вновь приступал к варке новой партии товара. Варка происходила с едкокалиевым щелоком, приготовляемым из древесной золы. Благодаря полному невежеству тогдашних мыловаров, не имевших ровно никаких понятий об отношении извести к золе, щелока никогда не получалось совершенно свободным от угольной кислоты. Потому при варке мыла с такими щелоками сало не вполне омылялось. Сплошь и рядом, чтобы хоть как-нибудь соединить сало со щелоком, одна варка продолжалась по 7—15 дней. Да и после столь продолжительной варки, мыло получалось очень дурным, с неприятным тяжелым запахом. Такой запах передавался и белью при стирке его мылом. Нередко случалось и того хуже. Сплошь и рядом в сваренном мыле недоставало едких щелочей, куски сала оставались в нем не омыленными вовсе. Неомыленное сало в таком мыле со временем, полежавши в брусках на воздухе, разлагалось и от мыла распространялся тяжелый, скверный запах. На белье же после мытья его таким мылом, появлялись даже жировые пятна. Простой же наш народ считал мыло самою нечистою вещью, «поганью» и об его приготовлении ходили чудовищные басни. Еще и до сих пор между простым народом сплошь и рядом можно встретить сильно распространенное убеждение, что мыло варится из разного рода падали. Поэтому у нас немало и до сих пор еще есть субэктов, которые считают мыться мылом «грехом». При таких условиях не могло быть и речи у нас о сильном развитии мыловаренного производства.

Неотрадная действительность совершенно оправдывает это предположение. Хотя в настоящее время на некоторых наших заводах и приготовляют очень недурное мыло, но таких заводов на всю Россию с ее 140-миллионным населением наберется не более 10—15. На остальных же заводах даже на крупных, не говоря уже о мелких, мыло приготовляется очень плохого качества. Варка мыла, за весьма незначительным исключением, производится у нас на голом огне. О варке же мыла паром имеется у большинства мыловаров самое смутное понятие, причем печи и самые котлы устраиваются самым примитивным образом. Формы везде деревянные и даже стягиваются не винтами, а клиньями. О железных же формах не имеется никакого понятия. О мешалках, о машинном разрезывании мыла — на большинстве наших заводов даже ничего и не слыхали. Главным образом вываривается канифольное мыло. Ядровые мраморные и эшвегерские мыла у нас в плохом ходу. Bce это зависит от того, что большинство нашей публики, благодаря малой ее культурности, не имеет, признаться, никакого более или менее правильного понятия о достоинстве или недостатке предлагаемого ей продукта. Благодаря нашей бедности, у нас главным образом обращается внимание, чтобы мыло было «твердо». Если данный товар тверд как камень, то он считается хорошим, несмотря на то, что такое мыло сплошь и рядом вместо удаления с тканей грязи, прямо таки разрушает самую ткань. Нам приходилось встречать в продаже известковое мыло, как известно, нерастворимое в воде. Тем не менее это мыло ходко шло и чересчур экономные хозяйки были в восхищении от него, так как одной печатки в фунт весом хватало чуть не на год. О рациональной стирке белья большинство наших хозяек не имеют никакого понятия. Часто белье, при рассматривании его под микроскопом, бывает покрыто грязью, у нас же оно считается совершенно чистым. Такая некультурность нашего общества позволяет легко приготовлять такой продукт, который только по названию считается «мылом», в действительности же имеет с ним самое отдаленное сходство. В большинстве случаев мыло у нас варится безграмотными мыловарами, кому как вздумается, причем шарлатанство доведено прямо таки до невероятного. Каждый приволжский житель знает это очень хорошо. Во всех приволжских городах невежественные татары — мыловары снабжают не менее невежественную и доверчивую публику прямо таки шарлатанским мылом. Не нужно быть специалисту, чтобы по достоинству оценить этот продукт. Только голое невежество и абсолютное непонимание самых простых вещей может покупать такой товар и вдобавок, находить его даже «недурным». На наших мыловаренных заводах не только вы не встретите, как это сплошь и рядом вы можете встретить, за границей — в Германии, Франции и Англии, мыловаров с высшим образованием, но даже редко, редко можно встретить вообще лиц, обладающих даже средним образованием. Это составляет по нашему мнению, одну из главнейших причин медленного развития у нас мыловаренного производства относительно улучшения качества изделий и удешевления самого продукта. Bce дело находится в руках полуграмотных, а то и вовсе безграмотных «мыловаров-практиков». Эти невежественные «практики», чуждые всякого понятия о действительном мыле, о его достоинстве, снабжают публику своим продуктом. Нам раз встретилось в продаже мыло, сваренное исключительно из одного бараньего сала с канифолью, тем не менее на таком мыле стояло клеймо: «Эшвегерское» самое лучшее мыло. И мыловар, варивший это мыло, упорно утверждал, что это мыло в действительности «Эшвегерское». Он заплатил какому-то московскому мастеру за выучку приготовлять это мыло целых сто рублей.

Да и самое число заводов у нас до начала 60-х годов увеличивалось очень медленно, что видно из следующих данных.

 

Годы.

Число заводов

На них было выработано

 пудов мыла

1820

185

239373

1825

226

271123

1830

223

470835

1850

263

555611

1851

272

611481

В конце же XIX столетия число заводов и сумма их производительности несколько увеличилась, что видно из следующих данных:

 

Годы

Число заводов

Сумма производства

в тысячах рублей

1880

330

8,910

1885

386

8,166

1890

468

8,030

1891

435

7,815

1892

445

8,308

1896

485

126,54

 

Из только что приведенных нами данных видно, что мыловаренное производство у нас развито слабо. На всех этих заводах вывариваются главным образом простые (90%) мыла и немного туалетных (10%) мыл. Из простых мыл на наших заводах вырабатываются преимущественно ядровые с канифолью мыла, а также и мягкие мыла, употребляемые по преимуществу в бумаго­ткацкой промышленности.

Все мыла вывариваются у нас почти исключительно из сала и олеина, получаемого как побочный продукт при стеариновом производстве. А так как наш потребитель в особенности любит желтый цвет, то для удовлетворения такого вкуса для приготовления желтых мыл у нас идет очень много американской канифоли (гарпиуса).

Мягкие же мыла у нас приготовляются по преимуществу из льняного и конопляного масел и олеина.

Как твердые, так и мягкие наши мыла не отличаются своим высоким достоинством: в большинстве случаев они сильно щелочны. Немало можно встретить также .простых мыл, в которых содержится значительная часть неомыленных жиров и смолы.

Туалетные мыла изготовляются у нас по преимуществу из сала и кокосового масла. Причем все наши туалетные мыла принадлежат в большинстве случаев к клеевым мылам. Некоторые из туалетных мыл очень недурны, но большинство, в особенности из дешевых сортов, очень плохи: сильно щелочны, с плохою внешнею отделкою.

Ежегодно из-за границы к нам ввозится мыло, в тоже время и мы часть своего мыла вывозим в другие государства. При этом с каждым годом вывоз наш все уменьшается, а начинает преобладать ввоз к нам из других стран мыла, что видно из следующих данных:

 

Годы

Простые мыла

Туалетные мыла

Итого

Насколько было вывезено более или менее

 

Ввезено

Вывезено

Ввезено

Вывезено

Ввезено

Вывезено

1892

7

24

2

1

9

25

16

1893

10

21

2

1

12

22

10

1894

11

29

2

1

13

30

17

1895

10

7

2

1

12

8

4

1896

11

7

3

2

14

9

5

1897

13

5

2

1

15

6

9

 

Вывозится от нас более простого мыла, а ввозится к нам более туалетного. Из туалетных мыл более всего к нам ввозится из Германии, Франции и Англии. Из простых же мыл более всего к нам ввозится из Германии, Финляндии, Франции, Турции и Австро-Венгрии. Мы же часть своих туалетных мыл вывозим по преимуществу в Финляндию, Китай; а простые мыла в Персию, Германию, Финляндию и Китай.

Самые крупные у нас заводы расположены в губерниях — Московской, C-Петербургской, Херсонской и Казанской.

В общем же, как своего производства, так и привозного мыла мы потребляем очень немного.

Как известно, по количеству употребляемого каждым жителем ежегодно мыла можно с достоверностью судить об общем благосостоянии и культурности данного народа. Чем более данный народ истрачивает на себя мыла, тем он состоятельнее и культурнее, и, наоборот, чем менее он истрачивает на себя мыла, тем, значит, он беднее и некультурнее. Употребление мыла не находится в зависимости ни от моды, ни от каких-нибудь других случайных причин, а есть прямо таки потребность чистоты и опрятности. Чем культурнее люди, тем они чище себя держат. Чистота же только и может быть достигнута исключительно лишь с помощью мыла. Дикари самый бедный и самый некультурный народ. И что же? Они вовсе не знают мыла.

Если мы поприсмотримся вокруг себя, то на каждом шагу увидим подтверждение выше высказанного нами общего положения. Наше городское население, как более культурное и более состоятельное, употребляет на свои ежедневные надобности мыла много более, чем сельское население, где мыло сплошь и рядом считается роскошью и его употребляют в самых микроскопических размерах. Нам лично не раз приходилось в продолжении 10 лет наблюдать, что крестьянка, покупая на Петров день (29 июня) печатку в 1 ф. простого мыла, была вполне уверена, что ей этого мыла на всю семью, из 10 человек, смело должно хватить до Покрова (1-го октября). Один фунт на 8—10 человек на три месяца, кажись, не особенно-то много. Это, ведь, выходит не более, не менее как только по 3 с небольшим золотника на человека в месяц.

А теперь посмотрим, насколько вообще мы, русские, богаты и культурны, если судить по количеству употребляемого нами ежегодно мыла. Вначале постараемся определить, насколько это возможно, нормальный расход мыла на одного человека в год. По произведенным нами лично опытам видно, что для умывания утром лица и рук и умывания одних рук четыре раза в день, на все это уходит хорошего, твердого, ядрового мыла не менее 1/2 золотн., или в месяц 45 зол., а в год, значит, 5 фунтов. Чтобы содержать себя хотя несколько чисто, нужно хоть один раз в неделю ходить в баню, где при самой экономной трате уходит каждый раз 8 золотников, или 12 часть фунта, а в год на эту надобность уйдет самое малое 4 фунта. Кроме того, чтобы содержать себя, сравнительно, чисто, нужно еженедельно сменять с себя белье, также нужно каждую неделю переменять полотенце, простыню, две наволоки на подушках, три носовых платка. Это все весит в грязном виде 5 фунтов. Значит, в год с одного наберется 6 пудов грязного белья, на что обязательно нужно 6 фунтов ядрового мыла. Таким образом, для среднего культурного человека нужно в год туалетного мыла 9 фунтов и простого 6 фунтов, а всего 15 ф. Нами взят тот минимум, ниже которого уже будет не культура, а полукультура. В действительности же истинно культурный человек изводит мыла в год не менее 30 фунтов. Наш же расчет взят, сообразуясь с русскими условиями и с русскими понятиями «о чистоте». По переписи 1897 г. всего жителей в России было 126 миллионов, из них городских 16 миллион. Принимая за норму для одного человека 15 фунтов мыла, мы должны были бы вырабатывать его 47,250,000 пудов ежегодно; из них 28,350,000 пудов туалетного и 18,900,000 пуд. простого мыла. Такое количество должно было бы быть выварено для удовлетворения лишь самых минимальных потребностей у людей по отношению их личной чистоты и опрятности. Но кроме поддержания в чистоте своего тела и белья его немало должно идти для мытья животных, посуды, ножей, вилок, полов, окон, стен и пр. и пр. Кроме того, много мыла идет в бумаго-ткацкой промышленности при обработке шерсти, полотен, бумажных тканей и пр. Одним словом, в более или менее культурных и богатых странах мыла не жалеют и его употребляют на каждом шагу в своем повседневном обиходе. Чистота и опрятность не считается там излишнею роскошью, а составляет насущно необходимую потребность каждого человека.

Теперь посмотрим, сколько у нас в России расходуется мыла на одного человека в год. В 1896 году у нас было приготовлено мыла в общем 3,895,000 пуд., из них — простого 3,575,000 пуд. и туалетного 320,000 пудов. Из этих данных видно, что в 1896 году у нас на одного человека было выварено всякого мыла всего лишь 1 ф. 23 золотника; из них простого — 1 ф. 13 зол., а туалетного — 10 золотников. Мы же знаем, что для самого экономного потребления мыла его нужно в год для каждого человека самое малое — это 15 фунтов. У нас же вместо 15 фунтов его было выварено всего лишь только 11/4 ф. Таким образом, самые нормальные требования чистоты мы и то далеко не можем удовлетворить. Для удовлетворения самой невзыскательной чистоты у нас ежегодно для каждого человека не хватает 133/4 ф. мыла. Но и эти ничтожные один фунт с четвертью на человека еще должны уменьшиться. Мы должны принять во внимание и то, что у нас в 1896 г. было выварено 3,575,000 пуд. простого мыла не для удовлетворения одной лишь потребности в мыле у людей, а в это же количество вошло и то мыло, что употребляется в шерстяном, ситцевобумажном и т. п. производствах. Если количество употребленного в этом году в бумаго-ткацкой промышленности мыла вычесть из общей суммы сваренного у нас мыла, то у нас останется на человека в год не 11/4, а много меньше даже фунта. Ясно, что в культурном отношении мы недалеко ушли, да и экономически небогаты. Но этот расчет в то же время указывает нам на самое широкое поле деятельности в этой отрасли труда. Даже для одного городского населения, как более культурного, требуется в год до 6 миллионов пудов мыла. Если же мы наблюдаем в настоящее время малое количество потребляемого мыла, то это, кроме нашей бедности и некультурности, зависит точно также и от дороговизны у нас самого мыла. Продажные цены туалетного мыла у нас настолько высоки, что пользование им недоступно даже для большей части городского населения, не говоря уже о сельском. Для большинства сельского населения купить кусок «духового» (туалетного) мыла, хотя бы самого низшего сорта, составляет уже вопрос большой важности, так как за 1/8 часть фунта приходится платить нередко 5 коп., т. е. фунт такого мыла вгоняется в 40 коп., а пуд в 16 рублей. В виду такой невозможно высокой цены, если оно изредка и покупается крестьянским населением, то хранится как какая-то роскошь, которую употребляют только в самые большие двунадесятые праздники, да притом и не все, а только один лишь «кокетливый» женский пол. Да и простые мыла у нас продаются тоже, сравнительно, далеко недешево. При цене, напр., сала в 4 руб. пуд, гарпиуса 1 р. 85 коп. и каустичной соды 2 р. 90 к., тем не менее пуд канифольного мыла, в котором содержится не менее 50% ее, продается по 2 р. 80 коп. и по 3 руб. за пуд. Фунтом же в розницу тоже мыло продает 9—10 коп. за фунт, а по селам так даже и по 11—12 коп. Такая дороговизна происходит у нас от слишком устарелых приемов мыловарения. При практикующихся на большинстве наших заводах, способах варки мыл, товара получается мало и плохого качества, да и себе, признаться, товар этот стоит недешево. С усовершенствованием же как самых приемов варки и обработки мыла, так и с усовершенствованием правильной утилизации отбросов мыловарения, в особенности же глицерина, все дело должно быстро двинуться вперед.

Нужно во что бы то ни стало достигнуть, чтобы мыло не считалось у нас роскошью, как оно для большинства нашего населения считается у нас теперь; оно должно сделаться непременною потребностью в повседневной жизни нашего народа.

 

 

 

(Благовещенский В.П. Мыловарение. 1909-14)

 

На главную 


К общему алфавитному указателю статей

 


Индекс цитирования   Rambler's Top100

© ООО Реал, 2002-2017