последнее изменение страницы 28.12.2020

От Брокара к массовой "народной" парфюмерии

Приняв тысячу лет назад христианство, жители Древней Руси отказались от языческих богов, в том числе, от бога небесного огня Перуна и восприняли каноны и атрибуты греко-византийского православия. В православных храмах возжигали сотни свечей, кадильницы испускали сладкий дым ладана, благовонный елей использовали для важных церковных церемоний.

Для гигиенических целей парфюмерию в России не употребляли вплоть до XVIII века. Ее вполне заменяла традиционная еженедельная русская баня с раскаленной печью, на камни которой выплескивали воду с добавками пахучих трав или кваса.

Ho, как говорили классики, "Россия долго запрягает ..." Лишь в 1843 г. Альфонс Ралле создал в Москве первую крупную фабрику по производству туалетного мыла, духов, пудры и других косметических изделий. Расширение предприятия шло небывалыми для Европы темпами. В 1913 г. фабрика вырабатывала больше 1/3 туалетного мыла, производимого в России. Получив после революции 1917 г. имя "Свобода", фабрика и сейчас известна во всем мире не только отличным туалетным мылом, но и превосходной косметикой.

Приехавший в Россию из Франции парфюмер Генрих Брокар тоже начал с мыловарения, организовав в Теплом переулке Москвы в 1864 г. крошечную мыловарню, персонал которой состоял из двух рабочих. Ho и сам Генрих Афанасьевич и его жена - уроженка Москвы Шарлотта Андреевна, знавшая все тайны русской жизни и местной бюрократии, - были весьма предприимчивы. Фабрика Брокара выпустила на рынок то, что даже в Европе тогда было редкостью: мыло на кокосовом масле, которое давало мягкую обильную пену, прозрачное - глицериновое и сувенирное (в форме игрушек, овощей) мыло.

Уже через пять лет фабрику перевели в новое помещение у Серпуховской заставы, и в ее продукции все большее место стала занимать парфюмерия. В 1872 г. был открыт фирменный магазин Брокара на Никольской улице, а через несколько лет появился второй магазин фирмы, который продавал наряду с обычными товарами новинку - элегантно оформленные сюрпризные коробки с духами, одеколоном, мылом, косметикой. При этом все эти изделия имели запах одного направления.

Созданный Брокаром в 1882 г. "Цветочный одеколон" получил в России широкую известность, особенно после демонстрации на Всероссийской промышленной выставке в Нижнем Новгороде настоящего "одеколонного" фонтана. Это был отказ от ставших классическими рецептур "Кельнской воды", "Лаванды", "Шипра". Во Франции идеи создания духов с запахом цветов время от времени реализовывались, но это были духи для избранных ("Арпеж", "Джой", "Диориссимо"). В России же, начавшись с "Цветочного одеколона", это направление воплотилось в сериях массовой народной парфюмерии 30-60-х годов прошлого столетия.

Санкт-Петербургская парфюмерия началась в 1860 г. с организации Жоржем Дюфтуа предприятия под названием "Санкт-Петербургская техно-химическая лаборатория". В последнем десятилетии XIX в. фабрика вырабатывала и парфюмерию, и туалетное мыло, и некоторые виды косметики. Однако развивалась она не столь динамично, как фабрика Брокара, хотя и здесь были известные успехи, например, использование бактерицидного тимола в мыле и зубном порошке или расширение серии духов цветочного направления. Санкт-Петербургская фабрика по объемам вырабатываемой продукции и по численности персонала значительно уступала предприятию Брокара.

Кроме трех упомянутых предприятий, в начале века в России имелось еще 6-7 мелких производителей, которые никак не влияли на состояние рынка парфюмерии и косметики.

Колоссальная страна с населением 160 млн. человек оставалась нищей и безграмотной. Особенно это касалось жителей деревни, а их было 90% общей численности населения. Духи, одеколон и туалетное мыло были в деревне большой редкостью. Это подтверждают и статистические данные.

В России в 1913 г. было выработано 12600 т туалетного мыла, то есть по 80 г на одного человека в год. Учитывая, что в обеих столицах и западных регионах (Польша, Финляндия) туалетное мыло стало обычным предметом гигиены, можно утверждать о его недоступности для большинства населения, особенно в деревне.

В том же 1913 г. в России было сделано всего 10,8 млн флаконов духов и одеколона и ввезено из-за границы около 0,5 млн шт. предметов парфюмерии. Поэтому можно сказать, что парфюмерия в России была доступной лишь немногим.

Потрясения первой мировой войны, революций 1917 г., гражданской войны, голода 1921 г. должны были, казалось бы, заставить вообще забыть о парфюмерно-косметических излишествах. Однако "экономическое чудо" новой экономической политики во вновь созданном СССР способствовало быстрому возрождению трех крупных фабрик Москвы и Санкт-Петербурга.

В 1924 г. возобновился импорт эфирных масел, душистых веществ и парфюмерных композиций. В 1925/26 финансовом году он составил более 400 т, что на 150 т превышало уровень 1913 г.

Фабрика "Новая заря" развернула производство массовой народной парфюмерии, продолжая традиции "Цветочного одеколона" компании Брокар. Одновременно главный парфюмер этой фабрики Август Мишель предпринял разработку оригинальных советских духов. Первым его творением были духи "Манон", в котором удачно сочетались запах гвоздики (эвгенола) с носителями запаха ландыша. Ho эти духи, однако, оказались слишком нежными и элегантными для партийной и "нэпманской" (коммерческой) элиты тех лет.

Нужно было что-то более сильное, революционное. Учитывая дух времени, А Мишель создал в 1924 г. бессмертную "Красную Москву". Он использовал для начальной ноты бодрящий запах бергамотного эфирного масла и цветов апельсина. Основной тон запаха духов определялся альфаизометилиононом, ввод которого в композицию достиг 35%. Духи содержали также продукты с запахом жасмина, мускуса, пряностей.

Спрос на парфюмерно-косметические товары быстро увеличивался. В 1928 г. туалетного мыла в стране было сделано в два раза больше, чем в 1913 г., а выработка духов и одеколонов достигла 17 млн. шт. Пора было думать о создании отечественной сырьевой базы для этой бурно развивающейся отрасли производства. Нужно было также научить секретам парфюмерного искусства молодых людей, отнюдь не дворянского происхождения и, как правило, не обремененных высшим образованием.

К сожалению, не сохранилось документальных материалов, как шло в двадцатые-тридцатые годы приобщение к искусству парфюмерии новых ленинградских специалистов. В Москве же на "Новой заре" в 1925 г. к Августу Мишелю были определены учениками П. В. Иванов и А. В. Погудкин, которые за десять лет стали выдающимися парфюмерами. П. В. Иванов многие годы был главным парфюмером фабрики и одним из руководителей Совета парфюмеров "Союзпарфюмерпрома".

К организации производства эфирных масел были привлечены ученые Научно-исследовательского химико-фармацевтического института, Никитского ботанического сада и многих вновь созданных лабораторий и опытных хозяйств.

Уже в 1932 г. эфиромасличные предприятия выработали 78 т кориандрового, 3 т гераниевого, 4 т мускатно-шалфейного, 0,7 т лавандового и ряд других эфирных масел. В 1940 г. общая выработка эфирных масел достигла 646 т, причем по многим из них (кориандровое, гераниевое, анисовое, мятное и мускатно-шалфейное масла) была полностью удовлетворена потребность заказчиков. Стало регулярным (300-400 кг/год) производство розового масла.

Создание предприятий синтеза душистых веществ в годы до второй мировой войны было начато с организации научно-исследовательских лабораторий при небольших по объему и, по существу, опытных производствах. В Москве это был Экспериментальный завод треста ТЭЖЭ, созданный одновременно с лабораторией в 1927 г. в 1-ом Щиповском переулке (близ фабрики "Новая заря"). В Ленинграде такая же лаборатория сначала работала при мыловаренном заводе им. Карпова, а с 1932 года вошла в состав нового химического завода "Ленаромат". Численность этих лабораторий достигла к 1941 г. соответственно 70 и 30 человек.

Используя достижения отечественной химической науки, при непосредственном участии видных ученых-академиков П. П. Шорыгина и С. С. Наметкина промышленные лаборатории к 1941 г. приблизились к европейскому уровню синтеза душистых веществ. В 1940 г. было выработано 634 т синтетических душистых веществ.

Было освоены сложные технологии тонкого органического синтеза, такие, например, как производство фенилэтилового спирта из бензола и окиси этилена или ванилина из гваякола. Были начаты производства нитромускусов, кумарина, линалилацетата, ионона и других душистых веществ.

В середине тридцатых годов произошла централизация управления всей промышленности СССР. В системе Народного комиссариата пищевой промышленности было создано главное управление парфюмерно-косметической промышленности ("Главпарфюмер"). Это была невиданная в мире фирма, где главенствовали женщины.

Начальником этого главка сначала была П. С. Жемчужина. Потом с 1937 по 1952 г. "Главпарфюмер" возглавляла Т. М. Морозова, которая с 15 лет начала свою трудовую деятельность работницей фабрики Брокара.

Научным руководителем исследовательской лаборатории Экспериментального завода с 1936 г. стала профессор Л. Я. Брюсова. Многие предприятия возглавляли директора-женщины, а в лабораториях преобладали химики-выпускницы высших женских курсов Москвы, ставших с 1934 г. Институтом тонкой химической технологии.

Стремительный рост выработки туалетного мыла (55000 т в 1940 г.), парфюмерных изделий (125 млн. шт. в 1940 г.) и предметов косметики был скоординирован с развитием сырьевой базы. Была создана система эфиромасличных заводов и совхоз-заводов, в которую входило 25 предприятий Белгородской области, Украины, Крыма, Северного Кавказа, республик Закавказья, Таджикистана и Киргизии. Было начато строительство крупного предприятия тонкой химии в г. Калуге, где на 100 га территории должно было разместиться производство более 50 синтетических душистых веществ.

В системе пищевой промышленности парфюмерно-косметическая отрасль была одной из самых доходных при сравнительно небольших капиталовложениях. "Главпарфюмер" имел определенные преимущества от нахождения в этой системе. Здесь были сосредоточены ресурсы разнообразного жирового сырья, необходимого для производства мыла, глицерина и косметических изделий. Здесь же находилось производство превосходного по качеству спирта, без которого нельзя сделать ни духи, ни одеколон.

Вторжение в 1941 г. фашистских войск в СССР нанесло колоссальный ущерб всему народному хозяйству страны. В парфюмерно-косметической отрасли больше всего пострадали заводы по производству эфирных масел Украины, Крыма и Северного Кавказа. Были полностью разрушены Харьковская и Николаевская парфюмерные фабрики.

Хотя оккупация Калуги немецкими войсками продолжалась меньше трех месяцев, пришлось взорвать только что построенный там цех нитромускусов, чтобы враг не мог производить здесь взрывчатые вещества типа тротила. В Москве немецкой авиационной бомбой был выведен из строя цех завода "Сложные эфиры", где вырабатывался гидроксицитронеллаль.

Часть оборудования московских парфюмерно-косметических фабрик была вывезена в восточные районы страны, что послужило базой создания новых фабрик в Свердловске, Казани и Ташкенте.

Ho лишь отгремели залпы победного сражения под Москвой, началось быстрое восстановление этой самой мирной отрасли производства.

В 1942 г. удалось вывезти из голодного Ленинграда персонал завода "Ленаромат" и воссоздать некоторые его производства в аппаратуре нового Московского синтетического завода. Фабрика "Свобода" обеспечивала Россию и фронт мылом, "Новая заря" возобновила производство одеколонов для армии. Уже в 1943 г. в московских магазинах можно было снова купить духи и одеколон "Красная Москва". При этом, правда, нужно было принести свою тару, куда продавец отвешивал нужное количество жидкости.

 

(С.А. Войткевич, Парфюмерия и ее секреты)

 

Перейти к продукции

 

На главную

 

К общему алфавитному указателю статей



Top.Mail.Ru   Яндекс.Метрика
© ООО Реал, 2002-2021